Города России. Иваново-Вознесенск

…Всякий раз, когда мы хотим дать представление о личности серой, средней, ничем не выдающейся и не примечательной, мы, вполне возможно, скажем: «Это такой типичный Иван Иванович Иванов». То же и в топонимике — географических названий, производных от популярной, но (вопреки расхожему мнению) не самой распространённой в России фамилии, в нашей стране сотни и тысячи.

Россия Маршруты, О туризме, Статьи по странам, Экскурсии

Иваново-Вознесенск же, провозглашённый некогда — как родина первого Совета -«третьей столицей революции, вторую половину своего имени в 1932 году легкомысленно утратил. Чем и во многом и лишил себя того, что необходимо в любой сфере жизни, а в туризме в первую очередь — узнаваемости. Хотя иваново-вознесенские (не ивановские!) ткачи давно вписали себя в историю… Поэтому здесь и далее город на небольшой, но очень красивой речке Уводи мы будем называть только и единственно Иваново-Вознесенском.

Полвека назад, при создании уже знаменитого ныне «Золотого кольца России», к семи городам-цитаделям древнерусской культуры присоединили и Иваново-Вознесенск. Разумеется, исключительно в честь р-р-революционных заслуг — какие иные мотивы могли двигать создателями «Золотого кольца» в канун 50-летия октябрьского переворота?

Но вот что любопытно… В недавно попавшемся в руки путеводителе по «Золотому кольцу» главу об Иваново-Вознесенске открывают… очень умело снятые храмы старинного, необычайно живописного и заслуживающего по многим причинам не одной публикации села Дунилова, что в полусотне с лишком километров от областного центра!
Символично? Ещё как! Видимо, авторов путеводителя также изрядно смущал контраст между городом «красных ткачей» и остальными городами брендового маршрута. Противоречие разрешается просто. Иваново-Вознесенск не лучше и не хуже давно «намоленных» и исхоженных вдоль и поперёк туристических центров. Он просто другой — в этом и его сила, и в определённом смысле слабость.
В чём слабость, брат? Прежде всего в том, что при знакомстве с городом ох неспроста вспоминаются булгаковские «зады, не знакомые с кальсонами». Иными словами, улицы, кварталы и площади не ведавшие регулярной планировки. Обретший в 1871 году городской статус и росший со скоростью бамбукового побега (всё более частые в этих краях китайские туристы отлично поймут, о чём речь!) Иваново-Вознесенск образовался из двух неравных частей. Старинного, известного чуть ли не с XVI века сельца Иваново (на память потомкам от него осталась неведомо как уцелевшая сельская приказная изба конца XVII столетия, сегодня известная как Щуровская палатка) и родившейся во второй половине прошлого века промышленной Вознесенской слободы.

Фото Ольга Демина 

Поэтому в Иваново-Вознесенске не сыскать ни выстроенных по классической линейке проспектов, ни «гармонических октав» городских площадей. Кроме, разве что, привокзальной… И туристу, при полном отсутствии на его улицах городской навигации и бесплатных планов города даже в лучших его отелях, ориентироваться пока трудновато. Впрочем, нет такой слабости, которую нельзя было бы при толковом подходе обратить в силу…

Стремительный рост нового поселения не на пустом месте начался: «холщовым», то есть текстильным делом во многих его проявлениях в этих краях занимались с незапамятных времён.

Об одном из «отцов» ивановского текстиля напоминает мост через Уводь, носящий имя Осипа Сокова (1750 — 1801).
А московский пожар 1812 года, равно как и некоторые чуть более давние события, способствовали «много к украшенью» будущей текстильной столицы. Континентальная блокада, лишившая Россию английского текстиля — раз. Собственно военные действия, оставившие — скажем мягко! — не у дел многих конкурентов внутри страны — два. Отсюда и вырос «золотой век» Иваново-Вознесенска, подаривший России не только поистине неисчислимые тонны, штуки и километры текстильных изделий.

Но и плеяду колоритнейших Личностей — текстильных фабрикантов, вышедших в большинстве своём из старообрядцев, чьи заслуги в формировании многих черт облика былой Российской империи всё в большей мере начинают признаваться в наше время. Бурылины, Гарелины, Гандурины, Зубковы, Дербенёвы, Фокины…
Меж них первый среди равных — Дмитрий Геннадьевич Бурылин, личность, сопоставимая по масштабам и значению для  своего города с Павлом Михайловичем Третьяковым. А в чём-то и превосходившая его… Впрочем, о Бурылине, само упоминание которого при советской власти запрещалось, — отдельный рассказ.

Понятно, что короли ивановского ситца хотели жить ну как минимум не хуже своих московских и питерских коллег и конкурентов. Оттого и ангажировали лучших архитекторов — от Каминского до Шехтеля, хотя хватало и своиз самородков — как Александр Снурилов. Многие (хотя далеко не все) из этих особняков сохранились, образуя иногда целые ансамбли. Как дом Дмитрия Бурылина, соединённый подземным ходом с домом, построенным для его коллекций. А рядом — особняк сына и наследника бурылинского дела.

Сохранился и дом, где заседал тот самый, первый в нашей истории Совет. С одной стороны в нём, как некое напоминание о музеях советской поры, макет каморки рабочего. А на остальной территории — обещающая стать постоянной выставка под красноречивым названием «Коммунизм + коммуна = коммуналка». Давно вошедшая в легенды коммунальная кухня со всей непрменной атрибутикой, от примуса до телефона с инструкцией о правилах поведения жильцов (и откуда, из каких культурных слоёв её извлекли?). И несколько образцов комнат коммуналок — от 1920-х до 1970-х. Почаше бы водить на эту выставку детские группы — иммунитет от  коммунистического вируса гарантирован!

Фото Ольга Демина

 

Но — странное дело! Двадцатые годы, из которых и выросли те самые коммуналки, во многом определили тот облик Иваново-Вознесенска, которые всё более привлекают те самые «широкие туристические массы».  Напоминаю: Иваново-Вознесенск, ещё не утративший первородного имени, котировался в советской чиновной иерархии наравне с Москвой и Петроградом. А значит — все великие мастера конструктивизма, ассоциировавшегося со строительством  «дивного нового мира», почитали за честь оставить след на берегах Уводи…

Но недолог был второй «золотой» век Иваново-Вознесенска. Всего-то десятилетие с небольшим. Но символы его стоят до сих пор — хотя подчас и с большим трудом… Не зря говорят горожане, что больше подобного рода памятников только в Москве и Петербурге. «Дом-птица». «Дом-подкова». «Дом-корабль». Дом коллектива. Здание Ивсельхозбанка. Уникальнейший театр с тремя залами в трёх этажах. На последний, как и на некоторые «заповедные» заводские кварталы открывается впечатляющий вид с только что открытого на берегу Уводи колеса обозрения высотой 45 метров.

… К 1917 году, по точным статистическим данным, в Иваново-Вознесенске проживало боле 170 тысяч человек. Фабрики и заводы «гремели» далеко за пределами Российской империи. И вместе с тем Иваново-Вознесенск не имел даже статуса уездного города! Поэтому решение большевицкой власти даровать ему статус губернского города было вполне логичным. Как говоривали римляне, honoris causa — по совокупности заслуг город стал центром огромного края, в котором, как выяснилось, есть немало и других настоящих сокровищ. О них мы и поговорим в следующих статьях.

Автор текста Георгий Осипов