Расскажи мне Эстонию музыкой

А если всерьёз… К 1786 году, когда матушка-царица решила лично поглядеть, как продвигается строительство её резиденции в бывшей подмосковной пустоши Чёрная Грязь, асимметричное дворцовое здание в модном тогда готическом вкусе было вполне окончено — осталось завершить лишь отделочные работы.
Но над не чуявшей беды гениальной головушкой Василия Ивановича Баженова внезапно разразилась августейшая гроза. После неё никто отчётливо не представлял себе, что же делать с этой постройкой, носившей весьма условное название Средний дворец. Или, по версии самого Баженова «дворец напротив боку садового». Хуже того — те, кто был посвящён в замысел опального зодчего, во избежание неприятностей предпочли о них не вспоминать…
Иначе с какой бы радости о первоначальном назначении зданий никто не помнил уже четверть века спустя? Потомки, глядя на огромный зал, почему-то решили, что он предназначался для всевозможных музыкальных увеселений. В том числе и опер. Возможно. Но по странной прихоти судьбы «забвенью брошенный дворец» впервые услышал музыку лишь два века спустя после Баженова, когда Оперный дом стал первым из музеефицированных в Царицыне зданий.
В его пышном готическом оформлении особенно заметен находящийся на уровне второго этажа государственный двуглавый орёл. Значит, дворец по первоначальному замыслу был задуман и для государственных мероприятий различного масштаба. В том числе и для приёма иностранных послов.
Вероятно, именно из этой логики исходило руководство музея-заповедника, организуя музыкальный цикл «Посольских вечеров» именно в Оперном доме. Его атмосферу поддерживают временно выставленные в концертном зале образцы русской скульптуры XVIII века из реставрируемой  ныне усадьбы «Останкино» — совсем не последней в истории русского музыкального театра.

Третий из уже прошедших музыкально-посольских вечеров (первые два были посвящены музыкальным традициям Армении и Литвы) назывался совсем вроде бы не «музыкально» — «Пейзажи Эстонии» и прошёл в рамках международного фестиваля «Зеркало в зеркале». Этот формат обещает стать одним из самых заметных в весьма «полифоническом» календаре туристических событий Царицына.

Реальные, природные пейзажи Эстонии разнообразием ландшафтов и яркостью красок совсем, казалось бы, не блещут. Не слишком балует теплом (а значит, и излюбленным массовым туристом «матрасингом») и яркими экзотическими красками морское побережье.

А эстонская глубинка — это редкие хутора среди слегка всхолмлённых лесистых равнин и обширных болот.

Но даже их практичный и немногословный эстонец обращает в достопримечательность. Сегодня через многие болота проложены прекрасно оборудованные туристские тропы. Впрочем, есть и экзотика — весьма живописные водопады.

 и даже европейски знаменитый метеоритный кратер на популярном у зарубежных гостей острове Сааремаа.

Немногочисленны эстонцы — всего-то миллион с небольшим. В иных  московских округах и то больше. Но они же по справедливости принадлежат — вместе с другими балтийскими соседями  — к самым музыкальным народам мира.
В чём можно запросто убедиться в эстонской столице, посетив легендарное Певческое поле с уникальным по конструкции козырьком, под которым умещается до 15 тысяч человек. Историки иногда говорят, что в оккупированной Прибалтике пение было одной из форм пассивного гражданского протеста: однажды на этом поле собралось более трёхсот тысяч певцов — почти треть населения страны!
А оперный театр «Эстония» пользовался в Москве ничуть не меньшей славой, чем даже сам La Scala. Его корифеи — Тийт Куузик, Хендрик Крумм, Ану Кааль, Маргарита Войтес, Мати Пальм, Тео Майсте и другие — не забыты московскими меломанами и до сих пор. Но наиболее любим публикой всего бывшего СССР был,  без сомнения, Георг Отс — через год Эстония отметит столетие со дня его рождения.

О нём и говорил собравшейся в Оперном доме публике посол Эстонии в России Маргус Лайдре.
Память великого певца почтили своими выступлениями, исполнив отрывки из «Принцессы цирка» и «Марицы», легенда московской оперетты Юрий Веденеев и очень перспективный молодой баритон Саид Гобечия.
Остальная программа вечера напомнила о том, что не только певцами и голосами славна Эстония. Одним из самых знаменитых композиторов современности является уроженец маленького эстонского городка Пайде   Арво Пярт, творец весьма известного ныне стиля «новой простоты».

Конечно, его монументальные симфонические полотна в стилистику и акустику зала Оперного дома не вписались бы. А вот его инструментальные произведения, прозвучавшие на вечере «Вариации на выздоровление Аринушки» и давшее название фестивалю «Зеркало в зеркале», исполненные пианистом Владимиром Ивановым-Ракиевским и гобоистом-виртуозом Денисом Голубевым, равно как и инструментальные произведения других выдающихся эстонских композиторов — Лепо Сумера, Эйно Тамберга и других — отлично послужили основной «сверхзадаче» вечера. Состояла она не только в том, чтобы продемонстрировать мастерство музыкантов, но и нарисовать чисто музыкальными средствами портрет Эстонии.
Страны особенной, страны неброской, неэкзотической — но очень, в самом лучшем смысле слова, себе на уме. Эстонцы немногословны — эта их черта давно вросла в фольклор. Но они умеют куда лучше рассказать сказать о себе музыкой, чем словами и даже глянцевым блеском туристической рекламы.

Георгий Осипов