Дневник восхождения на Казбек, резко перешедшего в соло на Эльбрус

Дневник восхождения на Казбек, резко перешедшего в соло на Эльбрус

1 августа 12:14

Владикавказ, Терскол — Россия
Июнь 2018
Рассвет с высоты 5000 метров

1 3

Вместо предисловия.

Как известно всем, кто читал мой прошлый дневник, второй горной вершиной для восхождения я выбрал Казбек. Во-первых, он почти на таком же расстоянии, что и Эльбрус, а это значит, что добираться от дома всего около суток. Во-вторых, это известный пятитысячник, который на слуху не только у альпинистов. В-третьих, сложность восхождения на Казбек не на много выше, чем Эльбрусе, а это делает его доступным для опытного новичка вроде меня.

При изучении информации о горе, определились два возможных маршрута восхождения: с севера, со стороны России и с юга, со стороны Грузии. Предпочтительным для меня оказался первый вариант. Во-первых, это дешевле; во-вторых, это сложнее (2Б), и, следовательно, интереснее.

Далее была проделана работа по поиску группы, к которой можно было бы присоединиться. И тут начались трудности. Восхождение с коммерческой группой от 30 тыс. руб. При этом варианте сумма с дорогой и всем-всем выходила около 50 тыс. руб. Мне совсем не хотелось тратить такие деньги лишь на себя любимого, поэтому далее я стал рассматривать только некоммерческие группы. В этот раз мне повезло меньше, и я нашел через известный социальный сайт единственную группу, притом «солянку», то есть все из разных городов, но вроде как знакомы друг с другом в своем большинстве. Как говориться, в горах дураков нет, и я решил испытать судьбу. Списался, а затем и созвонился с руководителем. На удивление меня сразу внесли в список членов группы. Позже, по моей просьбе, добавили и моего друга, который, забегая вперед, не смог поехать из-за рабочих проблем.

Однако далее все шло как-то медленно. Я то привык сам быть организатором, а тут все шло без моего ведома. Не было ни паспорта маршрута, ни состава питания, ни даже списка снаряжения, кто что несет. Это все сильно меня беспокоило, однако руководитель заверил меня, что все будет «ОК». Позже было получено групповое разрешение на нахождение в погранзоне, что очень сильно меня порадовало. Групповая беседа в интернете шла очень неохотно, иногда задаваемые мной вопросы были вовсе проигнорированы. Я списал это на занятость членов команды и отгонял дурные мысли.

Один из группы, по счастливой случайности, проезжал через мой город и согласился взять меня к себе в авто. В конце концов, он выехал на неделю раньше, а потом и вовсе слился. Пришлось ускоренно решать проблемы с транспортом. Я еще раз убедился, что Россия необъятна и попасть без пересадки во Владикавказ просто невозможно. Был выбран самый дешевый вариант — поезд до Минеральных Вод, автобус до Владикавказа. Так как еще один член группы до последнего говорил, что может быть, сам поедет на машине и меня захватит, пришлось еще тянуть резину с заканчивающимися билетами.

В итоге я не выдержал и купил последний билет на поезд с огромной скидкой. Я так понял, это произошло из-за сбоя программы РЖД, этот билет можно было купить только лично в кассе, но не онлайн на сайте. Конечно, это оказалось правильным решением, т. к. тот парень в конце тоже купил билет — его авто так и осталось в ремонте.

За неделю до похода, наконец, переписка оживилась, но не тут-то было. Руководитель скинул примерное питание на маршруте. Сказать, что я удивился, ничего не сказать. Спорить с руководителем и качать права я не стал — и так был в группе на птичьих правах, но согласитесь, красная рыба и красная икра как то не очень вяжутся с альпинистским походом.

Как заметил мой друг: «На ужин перед штурмом кутью есть будете!»

Так как решено было купить все эти продукты по месту, я теплился надеждой переубедить всех и перекроить меню уже непосредственно в магазине при покупке. Так же, до этого, количество газа на человека постоянно росло. В итоге остановились на двух больших баллонах по 450 гр. Я же купил четыре маленьких по 230 гр., чтоб лучше разместить их в рюкзаке. Последним постом руководителя был состав группы и список снаряжения. К своему удивлению я не нашел там своей фамилии. Руководитель выехал раньше меня, и я уже не смог поднять этот вопрос.

Глава № 1.

19 июня. Все готово к старту.

Выезд утренним поездом, поэтому все вещи собраны и упакованы чуть ли ни за два дня. Мучительным выбором было: брать или не брать пуховую куртку, она делит место в 110 литровом рюкзаке с едой из того примечательного списка.

1 / 2  

1. Традиционное фото вещей.

2. 30 кг будущей ненависти и боли.

Куртка все-таки была взята. При нехватке места для провианта, я рассчитывал оставить её в машине. В последствии, она так и не пригодилась(.

Глава № 2.

20 июня. Долгожданная встреча.

Поезд как обычно оказался самым верным и спокойный средством передвижения. Выхожу из поезда в Минеральных Водах, таксисты набрасываются прямо на перроне: «Куда едешь?», «Сколько заплатишь?». Я предварительно распечатал карты всех нужных мне городов и решил идти пешком до автовокзала. Зная заранее примерную цену билета до Владикавказа (450 р.) я никак не хотел платить 3000 р. за такси. Пройдя немного в сланцах с огромным рюкзаком на плечах, я понял, что 4 км до автовокзала дадутся мне не так то и просто. Очередной таксист зазывала, пообещал цену в 600 р. и я поддался на его уговоры. Он ловко передал меня еще кому-то, чтоб тот проводил. Дойдя до такси типа «Газель», выяснилось, что цена с багажом уже 700р. Я немного повозмущался, но не сильно, т. к. это такси отправлялось немедленно, а расписание автобусов на автовокзале было крайне неудобным, и мне хотелось как можно быстрее добраться до группы во Владикавказе, чтобы поучаствовать в покупке провианта.

Понаблюдав со стороны, могу сказать, как работает схема таксистов. Есть таксист на микроавтобусе. Он берет 500 р. с человека и, иногда, +10% за багаж. Отправляется он по мере заполнения авто. Таксист стоит у машины и собирает деньги. У него есть знакомые на легковых авто. Они сторожат на перроне и кидаются на приезжающих. Сперва они предлагают цену легкового авто (3500–3000 р.), все конечно же отказываются, тогда те предлагают место в микроавтобусе (800–600 р.). Если соглашаешься, они проводят вас до водителя газели, получив при этом все, что выше 500 р. Так я переплатил 150 р. Девушка с ребенком без багажа долго возмущалась, т. к. отдала за двоих 1500 р. Рекомендую всем не обращать внимание на зазывал, а просто идти на скопление микроавтобусов и отдать уже непосредственно водителю минимальную цену проезда.

Следующий квест — добраться от автовокзала Владикавказа до дома, предварительно взятого в аренду нашей группой. Даже зная номер маршрутки, мне пришлось идти пешком 3 км., т. к. залезть в неё с таким рюкзаком не причинив неудобства остальным, не представлялось возможным. Во время коротких отдыхов я писал смс-ки, а затем и звонил по всем известным мне номерам членов группы. Ни один не был в зоне доступа. Тут у меня на нервной почве даже возникло опасение, что «горняшка» уже меня настигла, и я выдумал этот поход.

Сомнения рассеялись только при виде сидящей группы людей вокруг накрытого яствами стола. Никто из них просто не включил телефон. Наивкуснейшие щи из тушенки привели меня в чувства. Группа собралась такая: из 12 обещанных человек, приехало 11, включая меня (не приехал тот, с кем должен был я приехать). Это 2 машины по 4 человека и трое своим ходом. Первая машина: руководитель, лет 35 (Руководитель) с женой и помощник руководителя, лет 35 (Помощник) с женой; вторая машина: двое друзей лет по 50 (были вместе в базовом лагере на Эвересте) и супружеская пара. Трое оставшихся: альпинист времен СССР, лет 55 (СССРщик), новичок в альпинизме, лет 35 (Новичок) и я. Имена я специально не называю, чтобы не скомпрометировать вышеперечисленных.

Заранее прошу прощение у всех членов, за описание случившихся далее событий, рассмотренных лишь через мою призму понимания. Но это мое мнение и его уже не изменить.

Желающие пошли закупаться. В первом же «Магните» решили купить ВСЁ. Под «ВСЁ» я имею введу весь товар в магазине. Руководитель распределил покупки по исполнителям и тележки разъехались. Однако, что происходило дальше, я не видел уже давно. В тележки валилось буквально все: от необходимых продуктов по списку, до продуктов, на которых легла рука. Суммарная стоимость провизии чуть превысила 7 тыс. руб. за 7 пакетов. Благо Руководитель прислушался к моему мнению о ненужности красной рыбы, и на том спасибо. Про икру как то тоже все подзабыли.

По дороге во временный дом нам открылся прекрасный вид на белоснежные вершины Казбека. Местный мужик, уводящий наше ликование, осадил нас на землю: несколько дней назад на Казбеке погиб мужчина. Мы отнеслись к этой новости не очень-то серьезно, рассчитывая, что это по большей части только слухи, а зря.

Следующий этап подготовки любого похода — это распределение общественного снаряжения и питания, чтоб всем досталось поровну. Как ни странно этого не произошло. Продукты тупо были свалены в кучу и Руководитель скомандовал, брать каждому примерно по 4 кг (видимо руководствуясь своей совестью). Если учесть, что я тащу палатку для троих весом чуть больше 4 кг, сколько же мне брать еды, чтоб у всех был вес одинаков?! Основываясь на логике и хитрости, я решил взять самые тяжелые продукты и, желательно, трудно повреждаемые. Этими продуктами оказались: гречка — 2 уп. по 480 гр., тушенка — 4 консервных банки по 300 гр., хлеб — 2 батона по 400 гр., конфеты арахис в шоколаде — 2 уп. по 250 гр., еще два пакета разных конфет по 250 гр. примерно. Может что и еще, сейчас уже не вспомнить. Принцип выбора продуктов был таков: во-первых, тяжелые продукты всегда съедаются в первые дни; во-вторых, если что из этих продуктов нарушат свои упаковки, то вещи не запачкаются; и в-третьих, на этих продуктах можно протянуть несколько дней, если возникнет ЧП.

Вечер прошел в шумном застолье, с прогулкой по вечернему Владикавказу. Нашли единственное открытое местное кафе и купили там по шаурме, нет, даже по Шаурме (с большой буквы). Девушка на кассе спросила размер в см., какую нам подать шаурму: детскую (30 см.), среднюю (50 см.) или большую (70 см.). Я выбрал среднего размера для ровной цены (180 р. + чай 20 р.). Большая стоила 220 р. Ну что я могу сказать? То, что я ел под видом шаурмы у себя дома даже в подметки не годиться владикавказской! Её размер поражает! Состав такой: говядина, помидоры, огурцы, зелень, картошка фри и … кефир. Да, да, именно кефир! Вкус необычный и вначале кажется даже пресноватым. К середине приходит понимание вкуса совместно с пресыщением. Я бы назвал это полезной шаурмой, без всякой майонезнокетчуповой химии). Шутки про размеры в см. лились рекой, селфи тоже.

Ну вот и ночь. Час от часу не легче, и оказалось, что в четырехспальном доме за 500 р. с человека чудным образом не хватает спальных мест на двоих человек: СССРовца и меня. Выход только один — тащить старый диван из беседки на кухню и спать под пропускающей газовой колонкой. Чтобы не задохнуться, решили открыть окно, в которое тут же налетелись комары. Мало того, вход в ванну с туалетом идет как раз через наше спальное место и еще в течении 2-х часов, после того как мы легли, туда то и дело шастали нуждающиеся. Под чудный скрип входной двери сон никак не хотел приходить.

Глава № 3.

21 июня. Знакомство с маршрутом.

Мучения нашей злосчастной тройки без автотранспорта были только на самом начальном этапе. Трансфер в Кармадон по бездорожью никак никто не хотел предоставить. Те, кто хотели, ломили сильно высокую цену. Тут нас выручил Новичок, специалист по гаджетам, а вернее по интернету и селфи, в основном. Про зависимость Новичка от смартфона можно написать отдельную главу, но не будем углубляться в детали. Яндекс такси предложило поездку за демократичные 500 р. Минимальную же цену остальные таксисты видели в 1500 р. Мы дико обрадовались и нажали «вызов». Приехал мужчина, и почти не удивившись трем 100 килограммовым рюкзакам, только спросил: «А какой дорогой лучше ехать?». Тут я понял, что дальше все будет не так гладко, как мы себе представляли. По случайности, один из таксистов с завышенным ценником нам поведал, что дорога лучше, если ехать на Фиагдон. Так мы и передали. Наш таксист не знал эту дорогу и ехал то по нашему навигатору, то созванивался со своим знакомым, который направлял его в режиме реального времени. В итоге заблудились всего пару раз. Горная дорога оказалась чересчур скверной, я бы даже и за 5000 р. не повез бы никого по ней на своем авто.

1 / 31 

Это не ульи местного пасечника, а фамильные усыпальницы.

Подъехав к погранзаставе, мы поняли, что наши остальные члены группы безнадежно отстали и нам придется дожидаться их на солнцепеке, тем более, что таксиста нужно отпустить. На мини собрании решили, что заплатим таксисту втрое больше, т. к. он повез нас по такой разбитой дороге и не высадил на середине пути. Но таксист оказался вовсе не дурак, и вместо 500 р. запросил 2000 р., ссылаясь, что мы поехали не по обычной дороге, а по нашей, хотя он сам спрашивал у нас дорогу.

1 / 21 

1. Фамильная башня, служившая укрытием при нападении на село.

2. Кармадонские 5-ти звездочные отели с садами на панорамной крыше.

Приезд остальных двух машин совпал с приездом группы военных на «Тигре». Военные в полной разгрузке, с полными боекомплектами. Интересно, что у каждого была какая-то особенность: у кого панама с полями, у кого 4 обоймы на колене, кто в бандане и очках. Как в экшен фильме короче! Суровые с виду, но добрые в душе военные завели с нами беседу и даже разрешили посидеть и фотографироваться (!) в «Тигре». Вот это было действительно для нас сюрпризом. Кавказ оказался очень дружелюбным внутри, хоть и отпугивающим снаружи.

1 / 2  

1. Номер замазал от греха подальше)

2. Казбекские бабочки.

Паспортный контроль пройден, последний перекус и можно выдвигаться. Стартуем в 12.00, каждый идет в своем темпе. Первая водная преграда в виде небольшого широкого ручейка собрала свою жертву в виде меня. Я, опытный по подобным бродам, решаю «классически» по камушкам преодолеть его. Но девушка спереди сбивает меня с толку, сказав, что в кустах есть мостик. Я отправляюсь к нему. Мостиком оказались разбросанные доски. Конечно же, мои новенькие горные ботинки заскользили по наклонной влажной древесине, и я позорно припадаю на одно колено в ручей. Обошлось без травм. Для себя я отметил, что с мокрыми досками шутки опасны.

Дорога идет колеей, все более поднимаясь в гору. Первый привал, я удобно размещаю свой рюкзак на уровне поясницы на ровно наложенных камнях. Это я сделал для того, чтобы не сбрасывать с плеч тяжеленную поклажу и не забрасывать потом его снова. Эту технологию я изучил, как свои пять пальцев, в прошлом 9-ти дневном походе и никогда теперь не изменял этому правилу. Позже выяснилось, что это был чей-то склеп. Извиняйте если что.

1 / 2  

1. Наша намеченная на сегодня цель еще далеко впереди.

2. По дороге встречаются и разрушенные памятники прошлого.

Вот и крайнее село. Там стоят эмалированные ванны с родниковой водой, на что мы начали шутить, что это и есть место нашего первого привала — минеральные источники — «ванны». Руководитель зачем-то пошел прогуляться по поселку, после мы услышали лай собаки. Руководитель вернулся в возбужденном состоянии. Оказалось, на него там напала здоровенная собака. Она была на привязи, однако это совершенно ей не помешало свалить Руководителя с ног. Собака стояла на нем и лаяла, пока не пришел на помощь хозяин.

Пока ждем хвост группы, пополняем запасы пресной воды. Следующий привал на конечном пограничном блокпосте. Вот он уже виднеется вдалеке, выделяющейся отдельно стоящей фигуркой пограничника. При ближайшем рассмотрении блокпост оказался необитаем, а пограничник — ряженным. Во время привала с поеданием конфет приходит осознание бесполезности пройденного пути — дорога позволяла проехать на авто до этой точки.

1 / 3  

1. Псевдо пограничник.

2. Даже слизи в Северной Осетии огромные и хищного окраса.

3.Тур — искусственная конструкция из камней, свидетельствующая о правильности пути.

Далее дорога резко сужается, иногда приходиться пробираться через заросли крапивы, дягиля и кустарников. Я, чтоб не зажариться, предусмотрительно надел шорты до колен, о чем теперь жалел. Пришлось заставить себя думать о крапивных ожогах, как о народном разогревающем средстве. То и дело по дороге попадаются родники, к которым заботливые туристы приспособили трубки и бутылки. По ним удобно стекает вода, можно припасть к источнику даже не снимая рюкзака.

Наша группа растянулась по всему маршруту, и я иду один. Дохожу до таблички «Осторожно, держись за трос!». За ним следует крутой спуск, частично по сыпухе с провешенным тросом. Слева крутой обрыв. Спуск не представляет из себя ничего сложного, так что табличка скорее для успокоения души её установившего. Далее маршрут пролегает по камнепаду, сперва горизонтально, а затем и вверх. Камни среднего размера или вовсе мелкие, опыта по преодолению таких преград у меня предостаточно и я даже радуюсь сменой ландшафта. Весь маршрут промаркирован стрелками на выделяющихся камнях или же турами. В принципе, заблудиться тут и без пометок практически не возможно — впереди виднеется ледник, к нему и держи путь.

Этот, как казалось, бесконечный утомительный подъем, наконец окончен и нас ждет первая ночевка на высоте 2300 м. на «ваннах». В 19.00 передо мной распростерлась многоуровневая открытая местность, места под палатки расчищены, частично ограждены стенами из камней. Па первый взгляд здесь можно уместить не меньше 8 палаток.

Место нашей первой ночевки.

Чуть дальше удобно расположен родник, а за ним знаменитые ванны. На ваннах каждый найдет себе отсек по вкусу. Температура воды в разных резервуарах начинается от +45 и постепенно понижается по мере удаления от источника.

1 / 2  

Самое правое отделение +45, далее по убывающей на 5 градусов.

Подходящий народ начинает ставить палатки, устраивать быт. На непривычной высоте при резком движении темнеет в глазах, появляется одышка, когда ворочаешь большие валуны. Тут и далее я понял и навсегда уяснил для себя одну из сакральных истин — если палатка твоя, то будь готов к тому, что:

  • Тащишь всегда её только ты.
  • Раскладываешь всегда её только ты.
  • Собираешь всегда её только ты.
  • Даже если ты попросишь того, кто так же спит в ней, помочь тебе, например, поставить растяжки (их 6 шт.), он поставит две и преспокойно удалиться по своим делам, даже если эти дела просто сидеть на камне.

    1 / 21 

    1. Шикарный вид из сауны на ледник Колка.

    2. А тем временем на горы опускается тревожная шапка из облаков.

    Ну, вот палатки установлены, теперь время готовки пищи. Как я и рассчитывал, решили готовить из самых тяжелых продуктов — гречка с тушенкой. Гречку и хлеб вытащил я, тушенку достали ту, что в стеклянной таре. Да, да, нашлись и такие люди, которые чтоб маршрут не показался слишком легким, взяли тушенку в ещё более тяжелой таре, чем просто жестяная банка.

    Ужин удался на славу! К тому же для калорийности вся еда была щедро приправлена майонезом и кетчупом. В суматохе организации первого лагеря быстро стемнело и похолодало, в ванны не было желания лезть, большинство оставило эту идею на потом, так сказать отпраздновать возвращение на обратном пути. Хотел связаться с семьей и отправить весточку, что жив, но связи на «ваннах» нет. Бывалые говорят, что связь начинается на высоте 3500 м, а это место второй ночевки в лучшем случае.

    Несмотря на шум гор, сон пришел моментально.

    Глава № 4.

    22 июня. Вот так группа!

    Утром просыпаемся под пение дивных птиц. Наспех готовим завтрак, причем некоторые готовят его прямо у своей палатки, каждый себе. Для меня это удивительно, я то привык в походе к коллективизму. Благо у СССРовца китайский джекбойл и наша тройка не зависит от остальных. Газ пока достаем мой — один маленький баллон. Кстати, несмотря на то, что Руководитель требовал от каждого по двум большим баллонам, при сборах решили все-таки взять по одному большому или двум маленьким на каждого.

    За то время, пока многие неспешно собирают свои вещи, я должен успеть в одиночестве собрать палатку и свой рюкзак. Но я тщетно тороплюсь. Все работают как то вяло, не слаженно. Новичок, как позже выяснилось заядлый турист, вообще не собран и его вещи постоянно находиться в хаосе. Позже он сказал мне, что ходит в походы не реже 2-х раз в месяц. Для примера, я хожу в поход два раза в год и этот поход у меня в этом году первый. Даже его рюкзаку (по его словам) уже 15 лет (!). Уж не знаю, в какие там походы он ходил, но в лагерь вчера он пришел последним и выйдет сегодня также крайним. Вообще он ссылается постоянно на «свой темп» и что он бережет силы на штурм. А, на мой взгляд, он просто катастрофически является не собранным, что не маловажно для туриста. Тем более, что по дороге можно было бы поменьше делать селфи и записывать видосы. Так же за Новичком закрепилось звание человека, вечно чистящего зубы. У него на зубах установлены брекеты, за которыми он тщательно ухаживает после каждого приема пищи. Для справки, кто не в курсе, перекусы в горах зачастую делают на каждом привале или остановке. Так что каждый из группы был уверен, что если Новичок не делает селфи, то уж точно чистит зубы и наоборот. Позже я увидел, что он взял с собой в горы ещё и бритву, что меня окончательно добило.

    1

    Несмотря на заботы с палаткой к старту я готов один из первых.

    Помимо нас на «ваннах» ночевали прошлые восходители, которые и поведали правду о недавней трагедии на этом маршруте. Мужчина 46 лет из Воронежа в составе группы 17 июня восходил на Казбек. На высоте 3800 м. ему стало плохо, и он потерял сознание. Позже мужчина впал в кому и скончался. По предварительным данным у него диагностировали отек легких. Следом МЧС начало эвакуацию тела погибшего. Его, в спальном мешке, уложили в эвакуационные сани, закрыли лицо каской и обмотали веревкой. Я еще в начале маршрута заметил странные следы от полозьев по всей дороге, еще думал, что это кто-то начертил палкой или ледорубом из-за скуки. Даже не представляю, каким титаническим трудом было эвакуировать тело по такому маршруту! Стараюсь отогнать печальные мысли.

    Выдвигаемся снова каждый со своей скоростью. Почти сразу после выхода из лагеря наш путь преграждает бурная река Геналдон, через которую провешен висячий мост. К нашей радости он в отличном состоянии, и пересечь его не предоставляется особого труда, даже не используем страховку.

    1 / 21 

    Прочный шаткий мостик.

    Я иду в первой тройке, иногда даже первым. Самый быстрый темп у СССРовца. Он в прошлом году не взошел на Эльбрус из-за горной болезни, для себя я решил, что в этом виновата его скорость, и не стремлюсь его перегнать. Примерно одинаково со мной или чуть быстрее идут два друга, лет по 50, которые вместе были в базовом лагере на Эвересте. Одни из них даже вчера скидывал свой рюкзак и возвращался помочь одной из наших женщин.

    1 / 3  

    1. До начала ледника путь не близкий.

    2. Наша группа растянулась по маршруту.

    3. Далеко внизу рыжеют ванны.

    Теперь маршрут пролегает через мертвую каменную морену, плавно переходящую в ледник. По открытому леднику я иду в первый раз. Ботинки отлично держат сцепление, даже кошки не нужны. Несмотря на высокую температуру, поверхность ледника очень твердая, идти легко. Вот на нашем пути глубокая трещина, по которой бежит тающая ледниковая вода. Переступить её не сложно, однако если лед подломиться, то пиши пропало.

    1 / 41 

    1. Постепенная смена текстур.

    2. Ледник Колка.

    3, 4. Промоина от талых вод ледника.

    Руководитель с Помощником решают прокинуть перила. Помощник ловко работает с ледобуром и веревкой. Наконец-то что-то новенькое! Все возбуждены и ждут своей очереди. Я устраиваю небольшую фотосессию, в которой, как всегда выделяется Новичок, единственный позирующий на камеру.

    Маленький шажок через огромную бурлящую бездну.

    Пока мы увлеченно наблюдали за происходящим, к нам подошли радостно возвращающееся восходители. Мы обмениваемся ценной информацией и даже разрешаем воспользоваться нашей веревкой. Следующее препятствие — снежный взлет. Взлет довольно резкий, поэтому Руководитель решил с помощью Помощника провесить перила, остальным же велел готовить жумары. Все оживились — многие первый раз жумарят.

    1 / 2  

    Снежный взлет.

    Поднялись: Помощник, СССРовец и я. Подъем бы дался легко, если бы не груз, оттягивающий плечи. После меня поднимается один из побывавших в базовом лагере на Эвересте.

    1 / 3  

    Дальше только вертикальные скалы.

    Для страховки, я встегиваюсь в провешенные стальные перила и пытаюсь поудобнее разместиться на маленьком уступе.

    Совместно решаем потихоньку лезть выше, т. к. места для третьего можно сказать нет. Дальше только скалы почти вертикально вверх.

    Он уходит выше, я помогаю разобраться с карабинами поднявшейся следом даме. Она отходит в сторону и так же страхуется на штатно провешенных перилах. Теперь моя очередь уступать место следующему. Решаю лезть вверх, однако не дотягиваюсь для следующих штатных перил и говорю об этом Помощнику. Он прокидывает дополнительную веревку, СССРовец предусмотрительно вяжет её не к ушку рым-гайки, накрученной в скале, а к петле стального троса. Я подхожу к этому креплению и констатирую факт: рым-гайка накручена на шпильку всего на половину резьбы, это раз; шпилька от нагрузок согнута под 90 градосов относительно скалы, это два. Я передаю эту информацию единственному человеку на этом участке — «эверестчику».

    1 / 2  

    1. Перекур перед вертикальным подъемом.

    2. В томительном ожидании решения Руководителя.

    Остальные уже выше. Помощник и СССРовец решают вызвать снизу Руководителя для обсуждения дальнейшего плана. Руководитель поднимается без веса, под ним благополучно отрывается трос, в том месте, где я описал выше. Вот что значит опыт СССРовца — он вязал веревку не к оторвавшейся перилле, а в её петлю (сорвавшийся бы упал немного ниже, а не сорвался бы совсем). После этого события все как то приуныли, тем более что начал накрапывать дождик. Дальше нас ждал почти вертикальный подъем, с провешенными старыми тросами, в надежности которых мы только что убедились. Камни, намоченные дождем, превратились в намыленный паркет.

    Время идет, спор не разрешается. Выходит несколько вариантов:

  • Идти без страховки на свой страх и риск, что смогут, судя по группе, единицы.
  • Провешивать всем перила, но веревок только две по 50 метров.
  • Отложить подъем до следующего утра, заодно может распогодиться.
  • Эверестовкому парню предлагают продолжить подъем, на что он отвечает, что так никогда не лазил и не пойдет дальше. Начинаем обсуждать дальнейший план действий. Выяснилось, что из группы подготовлены для такого подъема только четверо: Руководитель, Помощник, СССРовец и я. Я вызываюсь идти дальше, пока погода совсем не испортилась, тем более, что у меня палатка, а лагерь нужно успеть поставить до надвигающийся грозы. Немного подумав, Руководитель командует всем спускаться и поставить вопрос перед всем коллективом уже внизу, под скалой.

    1 / 3  

    1. Мокрые и павшие духом восходители.

    2. Погода не предвещает улучшения.

    3. Видимость так же начала приближаться к минимальному значению.

    Мы быстро спускаемся, дождь уже льет по-настоящему. Я нахожу союзника в лице СССРовца и мы настаиваем поставить лагерь на леднике, а утром решить: либо идут на вершину четверо, а остальные ждут; либо идут все, с провешиванием перил. Новичок также горит желанием присоединиться к нашей четверке, но все реально понимают, что этому не быть — Новичок весит около 120 кг. + как минимум 30 кг. рюкзак. Такую ношу в 150 кг. не только будет проблематично поднять по скале, но и просто спустить. Остальные поняли сложность маршрута и отмалчиваются.

    Руководитель непоколебим и командует всем возвращаться до ванн. Это решение сильно нас огорчает, но остается маленькая надежда, что завтра, мы, все же, уговорим его идти на вершину малой группой.

    На обратном пути все промокают до нитки. Впереди злополучный висячий мост. Припоминая, как я поскользнулся на доске в ручье в начале маршрута, я даже не представляю, как всем благополучно переправиться. Вот и мост, дождь льет стеной. Группа снова сильно растянулась и я переживаю, что если кто и сорвется, помочь ему будет уже некому. На удивление ботинки в этот раз цепко нашли опору на мокрых досках, и я легко переправляюсь на ту сторону.

    Тороплюсь на место прошлой стоянки. Там уже новые постояльцы, и наше место занято. Дождик вроде пошел на убыль я с СССРовцом жду Новичка, чтоб поставить палатку втроем, минимально её замочив. В ожидании нашего неторопливого туриста, дождь перестал. Чтоб скоротать время, рвем большие листы типа лопухов и мастерим своеобразную подстилку под палатку, для изоляции от мокрой земли. Наконец Новичок здесь, ставим палатку. Вечереет, вещи на теле сохнут быстрее, поэтому я даже не пытаюсь их снять для просушки. Все, как всегда, разбредаются по своим углам и готовят себе сами. Мы же небольшой группой человек из 5, разговариваем под шум горящего газа из баллонов. Вопрос о завтрашнем плане так и не решен, но подъем назначен на 4 утра. СССРовец ложиться первым, я веду беседу с женщиной из клуба «Моржи столицы». Это как раз её мы встретили по пути на леднике.

    У нее тоже не без приключений, её инструктор, узнав о гибели альпиниста, пошел помогать спускать тело, оставив её без проводника. Недолго думая, она находит на «ваннах» отдыхающую семью и просит мужчину повести её на вершину. Мужчина после некоторых колебаний соглашается, взяв вместо платы высокогорную палатку. В итоге они попадали несколько раз в непогоду с метелью, но, все же, достигли вершины.

    К нам подходит Новичок, раздетый до трусов (на улице уже темно и градусов 10 максимум). Он решает немного посидеть в ваннах, на что наша новая знакомая говорит, что как-то нашли в ваннах мертвого мужчину, тот умер либо от выходящего газа, либо из-за сердечного приступа. Эта новость не останавливает Новичка и он удаляется. Немного еще поболтав, я ухожу спать.

    Глава № 5.

    23 июня. Позорное бегство.

    Просыпаюсь от резкого голоса СССРовца: «А где Новичок? Уже час ночи!». Вот что далее происходит в моем мозгу, меньше чем за секунду:

  • Понимаю, что спать Новичку остается 3 часа и как он пойдет по маршруту без сил не известно.
  • Рисуется картина плавающего тела лицом вниз в воде в свете фонаря.
  • Вижу МЧС и Полицию, разбирающуюся, кто виноват в смерти туриста.
  • Чувствую неизбежность того, что восхождение теперь уж точно «накрылось медным тазом».
  • Я, человек без особых страхов, но одному как то не очень хочется идти вылавливать труп. СССРовец отказывается сразу. Он вообще примечательный типаж: заикается; иногда плохо слышит или не хочет слышать того, что ему говоришь; время от времени громко протяжно произносит матом одну фразу, я сразу подрываюсь узнать, что произошло, а это оказывается просто его фишка. Потом я к этому привык и уже не реагировал.

    Решаю будить Руководителя, он же руководитель как-никак. Он неохотно выходит из палатки и забирает мой фонарик, быстро идет к воде, я не успеваю за ним, да и не очень то и хотелось если честно. Быстро возвращается обратно. Готовлюсь с мыслями, а он говорит, что тот там сидит и сейчас прейдет. Камень с души, и я возвращаюсь в палатку. Приходит Новичок, решаю, что-то доказывать 35-летнему мужику нет никакого смысла, и пытаюсь заснуть. Однако вонь из источников, пропитавших тело Новичка, еще долго мешает мне это сделать.

    Утром встаем первые. Начинаем раскладывать вещи для просушки, солнце, к сожалению, за горами и дойдет до нас только к 8 утра.

    1 / 2  

    1. Ускоренная просушка снаряжения.

    2. Солнечным лучам еще несколько часов до нас пробираться.

    Меня снова настораживает расхлябанность группы, никто и не желает просыпаться. Понимаю, что все уже морально сдались и Казбек не светит никому. Руководитель до этого расписывал грандиозные планы по восхождению на Эльбрус нашей группы после Казбека. Даже тогда я уже знал, что две горы никак не совладать и половине из группы, на что сразу ответил, что на Эльбрус не пойду. Теперь же у меня остается единственная возможность не остаться без горы, пойдя на Восточную вершину Эльбруса с юга на 5621 м. совместно с Руководителем. Он, так же как и я, был только на Западной вершине и горел желанием подняться на Восточную. Одному идти по неизвестному маршруту я никак не хотел, поэтому сильно надеялся слово Руководителя.

    Вот уже все встали, поели. Несмотря на то, что Руководитель скомандовал сворачивать лагерь (солнце так до нас и не дошло), никто особо не шевелился, включая самого Руководителя. На мой вопрос: «Когда выдвигаемся?», он ответил: «Сейчас!», но даже не начал собирать свою палатку. Тут я окончательно все понял и стал ждать солнца для просушки. Так и произошло, мы сушили вещи под солнцем еще примерно час и только тогда начали неспешно собираться. Я особо не переживал еще и потому, что средняя скорость движения группы по маршруту намного ниже моей медленной скорости и я рассчитывал догнать или даже перегнать большую часть участников.

    Так оно и произошло. Я и СССРовец благополучно просушились и собрали рюкзаки, в то время, как Новичок так и бегал в трусах, то чища зубы, то снимая на телефон. Его вещи хаотично были распространены по всему лагерю. Вышел я далеко не первый, однако вскоре догнал и перегнал одну пару.

    Идя одиночкой по маршруту, я не замечаю, что натер мозоль на левой ноге между большим и указательным пальцами (если такой есть на ноге). После этого события мое восхождение на Эльбрус остается под большим вопросом. СССРовец потом мне рассказал, что это произошло из-за влажных от дождя носков, солнце не до конца их просушило. Он так же рекомендовал проткнуть мозоль, однако я отчетливо знал, что этого делать категорически нельзя.

    Вот я уже подхожу до первого погранпункта. Тут уже отдыхают эверестовские друзья и СССРовец. В этот раз чучело было не одиноко и в домике наши паспорта проверили пограничники. Они любезно разрешили посмотреть в военный бинокль, в который мы с грустью рассматривали так и не взятые нами высоты: 3200 м., 3500 м., 3700 м. и 4200 м.

    Дождались еще двоих и продолжаем спуск к высотному поселку. В поселке решаем дождаться всей группы. Когда все собрались, нехотя делаем общее фото. Идти остается совсем немного, по сравнению с тем, что мы уже преодолели. Однако вероятность набить еще пару мозолей по более-менее ровной дороге увеличивалась в разы. Наконец пришли. Вытаскиваем из тайников лишний газ и провиант (мы прятали их, чтоб в машине не оставлять). Быстрый обед, кто-то даже достает прибереженное пиво!

    Наша злосчастная тройка снова без транспорта. Повезло, и Новичок дозванивается до МЧСника, который накануне продал ему кошки и говорил, что за 1500 мог бы отвезти. МЧСник соглашается помочь за оговоренную ранее сумму. Новичок никак не может точно описать, где мы и я решаю идти ему на встречу. Вот она, спасительная Нива! МЧСник оказался супер гостеприимным, доброжелательным и к тому же чудесным рассказчиком! Всю дорогу он проводил для нас мини экскурсию. Он специально поехал по Кармадонскому ущелью и останавливался для нас в особых местах.

    Оказывается, он принимал участие в поисково-спасательных работах в 2006 году после схода лавины ледника Колка. Мы очень многое узнали от него по этому поводу. Например, что сошедшая лавина была 100 метров высотой, протяженностью более 10 км. В таком обилии снега, земли, камней и льда не только невозможно было выжить, да и просто найти автомобиль, не говоря уже о телах погибших. Нашли только автомобиль ЗиЛ, сплющенный как консервная банка да и несколько фрагментов тел, которые вынесла лавина на поверхность: нижняя челюсть, рука. По его словам, такая смесь грязи и льда снимает с человека кожу и потом уже невозможно его опознать. Все спасатели прекрасно понимали, что выжить в такой ситуации никто бы не смог, но родственники и СМИ требовали продолжения поисковых работ, которые продолжались несколько месяцев. Насчет туннелей. Почти нет никакой вероятности, что лавина засыпала в них людей. Говорят, что она наоборот выдавливала оттуда все как пробка из-под шампанского — скорость движения лавины была 200 км/ч. Однако памятная табличка все равно установлена на одном из тоннелей, в котором сверлили отверстие.

    1 / 5  

    1–3. Тот самый тоннель.

    4. Высота ущелья по сравнению с нашим транспортом.

    5. Временная грунтовая дорога, ставшая постоянной.

    Все Кармадонское ущелье уже заросло новыми высокими деревьями и лишь гладко отполированные скалы, да и грунтованная дорога с глубокими обочинами, наполненными камнями и землей, напоминает о случившейся трагедии. По прошествии 16 (!) лет местами лед с грязью еще не успел до конца растаять, представьте какого размера была лавина.

    МЧСник довез нас до автовокзала Владикавказа и даже предложил помощь в поиске такси, однако мы решили экономно ехать на официальном маршрутном автобусе. Завидя туристов с огромной поклажей накинувшиеся таксисты тщетно предлагали нам свои дорогие услуги. Автобус в Нальчик отходит совсем скоро и мы только успеваем купить перекусить: осетинкий пирог и бутылку воды. Так же я успел взять новую сим-карту, в старой я три раза ввел неверный пин-код, заморозив на время похода на ней 500 р. Микроавтобус оказался битком, пассажиры не без расстройства наблюдали, как мы впихиваемся на свободные места с 100 литровыми рюкзаками. Даже перекусить не хватило времени, а есть при всех в транспорте я как то не решился.

    1 / 2  

    1. Памятник жертвам природной катастрофы, установленный на месте остановки лавины.

    2. Изменяющиеся в худшую сторону погодные условия скрашивали горечь от схода с маршрута.

    Вот мы уже в Нальчике. К сожалению, последний автобус на Терскол уже ушел и мы, наконец, присели для ужина. Алчные таксисты запросили 3500 р. Самый ранний нужный нам автобус в 7.30. Ночевать в Нальчике абсолютно нам не улыбается. Хотя нет, Новичок даже уже через интернет нашел нам хостел и звонит хозяйке, не смотря на то, что мы с СССРовцем против. Я так понял, что у Новичка есть еще одна навязчивая идея — за короткий строк побывать как можно в больших местах и выставить как можно больше видосов. Типа, смотри мир, как я крут, я ПУТЕШЕВСТВЕННИК! Доходит уже до маразма, когда двое хотят ехать в ночь, а один остаться. Все-таки вызываем яндекс-такси, поездка светит нам в 2300 р. Пока таксист искал нас, а мы его, ценник у местных таксистов падает до 3000 р., а затем и до 2000 р. К чему, спрашивается было стоять на своем в течении часа?! Посылаем их подальше и грузимся в вызванную машину. В машине установлен метан и место для рюкзаков впритык. Приходиться потрошить рюезаки, чтоб те влезли в багажник. К моей радости мой рюкзак остался целым и разместился посередине на заднем сиденье.

    Таксист попался супер колоритным. Всю дорогу он общался с нами очень уважительно, однако узнав, что мы не курим, тут же достал сигарету и задымил на весь салон. Половину дороги он на своем языке ругался со своей женой по телефону (вроде сын с кем то подрался и кто-то кому-то что-то сломал), другой рукой он отвечал на сообщения о заказах такси, подруливал же он коленками. Такое македонское мастерство я видел впервые. После каждой вспышки ругани он извинялся, и говорил, как же надоели ему его мальчишки. Позже он поведал нам, как устроил своего старшего в Чечню. Он просто позвонил приближенным-Ка…ова, те поинтересовались как его зовут и обещали помочь. Через пару часов они перезвонили, сказали, сколько нужно заплатить, чтоб сына приняли. После пары месяцев службы сыну назначали пожизненную пенсию в 30 000 р. Довольно-таки не плохо я вам так скажу.

    1 / 2  

    1. Памятник военным альпинистам на территории военной части в Терсколе.

    2. Эльбрусские бабочки. Не путать с Казбекскими!

    Приехали в Терскол, заселились в хостел «Коттедж Сапира». Комната на троих в старом доме с ценой по-знакомству в 500 р. сутки с человека. Наконец-то душ! Первая машина с Руководителем и Помощником с женами приехала почти сразу после нас. Это не смотря на то, что они хотели ехать на какое-то высотное озеро, но не поехали и приехали все равно вторыми. Вторая машина с супружеской парой и друзьями-эверестчиами так и не приехала, хотя они якобы тоже хотели на Эльбрус.

    1 / 2  

    1. Скрытая реклама нашего хостела.

    2. Творческий беспорядок уставшего альпиниста.

    Ужин, обсуждение предстоящей ускоренной акклиматизации. Решили идти завтра на Чегет 3769 м. Новичок очень кстати разрешил мне позвонить с его телефона семье (на МТС бесплатно). Вообще хочу сказать огромное спасибо Новичку, за то, что он всегда давал пользоваться своей связью и очень нас выручил при вызове такси, просмотра погоды и расписания поездов. Все-таки польза у гаджетомании есть! Сон в удобствах моментально придавил нас к кроватям.

    Глава № 6.

    24 июня. Грандиозные планы.

    Не совсем ранний подъем, просмотр погоды. Выяснилось, что единственное окно для штурма вершины Эльбруса будет в ночь с 27 на 28 июня. А это значит, что времени совсем впритык и расслабляться нельзя. Погода Владикавказа с Казбеком окончательно развеяла наши сожаления — сплошь грозы. Неизвестно, чем бы закончилось это приключение, тем более, что Новичок никак не хотел не идти на Казбек.

    Новый план такой:

    24 июня — акклиматизационный выход под пик Чегет, примерно до метеостанции на 3038 м.

    25 июня. Заброска на подъемниках на Эльбрус до станции «Мир» на 3500 м. Пеший подъем на высоту 4100 м. Установка высотного лагеря, высотная ночевка.

    26 июня. Акклиматизационный выход на 5000 м. до брошенного ратрака. Спуск до места лагеря, снятие лагеря, спуск до хостела. Ночевка.

    27 июня. Заброска на подъемниках на Эльбрус до станции Гара-Баши 3800 м. Пеший подъем на высоту 4200 м. Установка штурмового лагеря. Выход на штурм в 0.00.

    28 июня. Штурм вершины Эльбруса. Спуск до штурмового лагеря, снятие лагеря, спуск до высоты 2100 м., ночевка в хостеле.

    Проковырявшись первую половину дня со стиркой, сушкой и бытом, конечно на Чегет никто не пошел, к тому же опять зарядил дождик. Успели только прогуляться по окрестностям: к минеральному источнику и по рынку на поляне Чегет. Позже выяснилось, что Помощнику нездоровиться, болит голова. Вечером все накупили пива и шумно травили байки за жизнь. На вопрос руководителя: «А ты что пиво не пьешь?» я не нашел что ответить и многозначительно промолчал. Пили: Руководитель, Помощник с больной головой и Новичок.

    Глава № 7.

    25 июня. Установка базового лагеря.

    Сегодня по плану заброска на Эльбрус с установкой лагеря на 4100 м., поэтому торопиться некуда. Утром выяснилось, что у Помощника голова продолжает болеть, начала болеть голова у Новичка, а у Руководителя вовсе забиты мышцы ног и на Эльбрус сегодня он с нами идти не может. Хотя обещает в одного нам сходить на Чегет на акклимуху и к нашему возвращению быть в форме. Верилось в это уже с трудом. Прошу Руководителя подбросить нас на авто до Азау на 2300 м. (там подъемники). Он соглашается и мы устремляемся, наконец, к вершине. Решаем взять старый более дешевый фуникулер с двумя ступенями «Кругозор» на 3000 м. и «Мир» на 3500 м. Стоит это удовольствие в обе стороны всего 500 р., однако идти до 4100 м. довольно далеко.

    При посадке на фуникулер наблюдаем такую картину: под руки выводят парня, на нем надеты черные очки поверх белой повязки на глазах. Видимо его настигла горная слепота.

    С каждой высотной ступенью фуникулера становиться холоднее и мы надеваем на себя все больше вещей, освобождая рюкзак. На «Мире» одеваемся уже по-зимнему. Первым одевается СССРовец и удаляется от нас. Я, чтоб ничего не забыть, начинаю суетиться, что еще более замедляет мое продвижение к выходу на снег. Вот выхожу и я, начинаю подгонять Новичка. Тому же приспичило сделать пару десятков фото на фоне надписи «Я люблю Эльбрус» и записать пару подкастов. Ужасно злюсь, т. к. СССРовца уже не вижу, дарогу я знаю только примерно, был здесь всего один раз в прошлом году и то в адреналиновом угаре. Новичок даже осмеливается издали показывать мне знаками, мол подойди меня сфотографируй. Я отказываюсь и иду без него. Оказывается ушлые местные жители хотели стрясти с него за фото 50 рублей))).

    1 / 2  

    1. Белоснежные вершины Эльбруса так и манят.

    2. Спасительная станция «Мир» уже далеко внизу.

    Вроде как различаю на горизонте точку, напоминающую СССРовца, махаю ей, она отвечает. Иду за ней следом. Наш план был собраться вместе и перекусить на высотном кафе.

    Поднимаюсь от станции «Мир» с 10:22 до 11:00 к старому кафе. Тщетно ищу там СССРовца, понимаю, что, скорее всего, есть кафе выше, в котором нам и предстоит встретиться. К 11:30 взбираюсь к новому кафе у станции «Гара-Баши» на высоте около 3800 м.

    1 / 3  

    1. Новое высотное кафе, оказывается, называется «Балкария».

    2. Запас калорий для акклиматизационного выхода.

    3. Даже не знаю, кто готов взять салат по цене двух хычинов.

    Внутри уже ест СССРовец. Выясняю, что мое отставание от него примерно 30 минут. Заказываю два хычина: с сыром и с мясом, огромный кусок медового торта и чай в большом стаканчике. Обедаем целый час, заодно ожидая Новичка.

    Когда терпение СССРовца уже было на исходе я увидел приближающегося опаздывающего. Время 12:30, и он приходит позже меня на час и на 1,5 часа после СССРовца. Делаем ему замечание по поводу медленного темпа, на кторое Новичок как всегда отвечает, что бережет силы на штурм. Такими темпами можно вообще не приблизиться к заветной вершине.

    Выходим вдвоем с СССРовцем. Снег уже более рыхлый, но идти после сытного обеда приятно и легко. Небо затянуто облаками, но тепло.

    1 / 2  

    Мы почти единственные, кто сегодня в это время взбирается по склону.

    Доходим до крайнего приюта в 13:25. Решаем забираться чуть выше и поставить лагерь на камнях у скал Пастухова. В 13:45 на высоте 4130 м. находим единственное подходящее место под палатку.

    Совсем рядом стоит 2-местная палатка, расположенная более выгодно. Но выбора нет, и мы начинаем располагаться. В перерыве между помощью с установкой палатки, СССРовец откапывает оставленную кем-то лавинную лопату. Место под палатку хватило впритык, мне даже пришлось углублять ручей, чтоб он не затопил наше место ночлега.

    1 / 2  

    1. Ближайшее место под лагерь.

    2. Наше ночное музыкальное сопровождение.

    Из соседней палатки вышел парень лет 30 и мы познакомились. К концу установки нашего лагеря, он внезапно решил сворачивать свой. На вершине он уже побывал и решился, наконец, спускаться. Почему он не сделал этого ранее, чтоб мы заняли более выгодную позицию остается секретом. Зато он презентовал нам остатки своей провизии: целую палку колбасы, хлебцы с маслом. В знак благодарности предлагаем оставить ему мусор нам, все равно мы понесем свой завтра вниз. Так же узнаем от парня ценную информацию — ручей проходит через негласный туалет и пить воду из него нельзя. Выражаю сомнение, что ручей действительно отравлен, но желающих проверить это нет, значит придется топить снег. Палатку решили не переставлять — уж слишком много сил потрачено на закрепление растяжек от горных ветров.

    1 / 2  

    Погода, надо отметить, стоит отличная и с нашего лагеря открывается замечательный вид на Эльбрус.

    1 / 2  

    Двуглавый красавец выглядит гостеприимно.

    Пока топили снег, кипятили воду, ели, с большой задержкой подошел Новичок. Вообще у меня потихоньку затаивалась обида за то, что он всегда приходит на все готовое: палатка стоит, кипяток готов. Однако он временно развеивает её, своим поступком — находит по дороге запечатанную 5-ли литровую бутылку воды и тащит её в лагерь. Теперь вопрос воду можно отложить. Чтобы Новичок нашел место нашей стоянки, был придуман условный знак — выставленный на видном месте флаг России. (СССРовец походу по традиции всегда его берет с собой).

    Перекусываем чаем с колбасой и ложимся на отдых. Новичок как всегда живет своей жизнью: сперва шумит возле палатки, позже куда-то уходит. Жаркое горное солнце пробивает через тент и печет лицо, заснуть невозможно. Выхожу посмотреть, где Новичок. Он, оказывается, догадался забраться на ближайшую высокую точку на скалах и преспокойно ловит там связь. Завидя меня, он спускается, и мы ведем долгую беседу за жизнь.

    Погода тем временем резко ухудшается. Все, что ниже нас, уже в грозовых тучах, выше — почти ясная погода.

    1 / 2  

    1. Терскол обречен.

    2. Ночевка на стыке погод.

    Наконец начало темнеть и укладываюсь второй раз. Теперь мешает заснуть журчание ручья в нескольких сантиметрах от головы и хлопанье тента от усиливающегося ветра. Вдобавок к этому начинает идти снег, или даже снежная крупа — она звучно бьет по палатке. Вспоминается правило: чтоб не задохнуться и чтоб не сломало дуги палатки, необходимо время от времени выходить и скидывать снег с тента. Под мысли о том, когда же надо идти снимать критическую нагрузку с палатки, я уснул.

    Глава № 8.

    26 июня. Акклиматизационный выход.

    Просыпаюсь от звука съезжающего снега с тента палатки. Первым делом скорее выхожу посмотреть, сколько навалило. Выпало не много, но хватило, чтоб припорошить камни. Стряхиваю снежное покрывало с палатки, под этот шум просыпаются остальные.

    Выдержавшая стихию палатка.

    Теперь нам нужно как можно быстрее выходить на акклиматизацию, чтобы твердому снегу и без палящего солнца. Погода великолепная, организм чувствует себя отлично и я полон сил!

    1 / 2  

    От вчерашнего ненастья не осталось и следа.

    1 / 2  

    1. Наш ручей благополучно перемерз за ночь.

    2. Завтрак небогатого высокогорного туриста.

    Выхожу в 7:25, СССРовец чуть раньше. По уже стожившейся традиции начинаю считать шаги. Это помогает отвлечься и не думать о времени и оставшемся пути. Сто шагов складываю в тысячи. Иду почти без отдыха. Отсутствие прямых лучей солнца создают иллюзию защищенности от ожогов, идти жарко и я максимально раздеваюсь.

    Мой лук, за который я даже получил комплемент от попутчицы за стильность.

    Догоняю СССРовца на привале на высоте 4381 м. в 8:15. Выдвигаемся в 8:30. Новичка не видим. Погода постепенно меняется и солнца уже не видно. Иногда шапкой из облаков накрывает вершину.

    1 / 4  

    Плавная смена погоды в худшую сторону.

    Попутчиков сегодня совсем не много и я ни с кем не разговариваю. К 9:45 поднимаемся до 4700 м. Через 10 минут выдвигаемся дальше.

    Видимость совсем ухудшилась, холодает, приходиться обратно одеваться, начинает идти мелкий снег.

    К 10:40, наконец, достигаем высоты в 5000 м. у брошенного ратрака. Там уже сидят такие же как мы и отдыхают, попивая чай. Во время большого перекура решаем, что до начала Косой полки подниматься не будем — видимость почти нулевая, да и устали немного.

    Снега в этот раз много и ратрака почти не видно.

    В 11:23 решаем начинать спуск в лагерь. Новичка не дождались. Путь в базовый лагерь дается очень легко и в 12:06 мы уже собираем лагерь.

    Была идея оставить лагерь на ночь, все равно же завтра сюда возвращаться. По правилу альпинистов якобы никто никогда не трогает чужие вещи, но решили, что береженного бог бережет, к тому же ветром могло порвать или вовсе унести палатку.

    Возвращение в лагерь.

    Я, как обычно, в одиночку собираю палатку. Новичок для акклиматизационного выхода взял маленький рюкзак, большой оставил в лагере. Т. к. лагерь мы снимаем, СССРовец обеспокоен судьбой вещей, оставленных без присмотра и предлагает взять рюкзак Новичка. Эта идея меня совсем не радует, т. к. я и так один тащу/ставлю/складываю палатку, а тут еще и нести чужые вещи. Получается Новичок снова «едет на легком катере», палатку ему не собирать и даже вещи не нести. Мой «справедливомер» начинает зашкаливать. Благо СССРовец берет заботу о рюкзаке на себя и тупо тащит его за собой волоком по снегу.

    Спускаться с грузом становиться намного тяжелее, тем более, что снег под ногами превратился в кашу. Недополученные обеденные калории начинают давать о себе знать. У СССРовца возникает гениальная идея оставить рюкзаки в ближайшем приюте. Смотритель приюта соглашается нам помочь зв всего каких-то 1,5 л. пива и 0,5 л. водки.

    После сброса лишнего груза идти становиться веселее, но не долго. Под ногами совсем уже мокро и мои новые горные ботинки начинают впервые потихоньку промокать. Как назло начинается затяжной дождь, достаем дождевики. Теплые горнолыжные штаны начинают промокать в районе колен. Треккинговые непромокаемые я вообще за ненадобностью оставил в хостеле. Силы на исходе, а спасительное кафе еще далеко.

    Наше прошлое кафе оказалось закрыто, идем до следующего. Вваливаемся в него, развешиваем на спинках стульев мокрые вещи. Настроения нет, мои штурмовые ботинки и штаны безнадежно промокли, даже не знаю, как теперь их просушить. Кафе оправдывает свое название типа «У камина» — в центре расположен круглый каменный стол с лавочками вокруг. В центре стола железная сковорода с углями, над ней вытяжная труба. Пока жду свой заказ из двух хычинов с сыром и творогом и облепихового чая, не стесняясь окружающих, ложусь прямо на лавку. Я полностью измотан, промок и истощен.

    Первые глотки витаминного напитка приносят блаженство, не говоря уже о горячих сытных блинах с начинкой.

    Это единственное, что заставило меня подняться из горизонтального положения.

    Далее спускаемся уже в знакомом фуникулере. С нами в кафе ели, а теперь и спускается группа начинающих. СССРовец оказался знаком с их руководителем, теперь они травят байки о восхождениях. Начинающие слушают, раскрыв рты, задавая вопросы путают Эльбрус и Эверест. В наш транспорт подсаживаются девушка и парень из Баку. Они сегодня взошли на вершину — девушка впервые, парень видимо далеко нет. Молодой парень из группы будущих восходителей пристает к ним с расспросами. Задает глупый вопрос: «Как ощущения?». Вспоминая свое первое восхождение, даже не знаю, как бы я ответил, если бы этот парень задал такой вопрос мне. Девушка выглядела изрядно уставшей, но радостной.

    Идем пешком до Терскола. Новичка нет и в помине. В хостеле приводим себя в порядок, готовим ужин. Спасибо СССРовцу, он сам ходил за продуктами и готовил, я лишь помогал чистить картошку и раз варил кисель, делал ветчину с ужасно разварившейся вермишелью.

    Во время принятия душа я до конца осознал свою ошибку не скрывать всеми возможными способами лица от отраженных от снега лучей солнца, незаметно просачивающихся через густую облачность во время первого выхода на снег. Лицо горело и резко реагировало на теплую температуру воды. В последствии, никакой крем после загара и от ожогов не улучшило ситуацию. Я добил ожег лица, полученного при первом выходе на снег, акклиматизационным выходом. Такая ситуация не только у меня. СССРовец тоже покраснел, что уже и не говорить о Новичке. Он вовсе как краснокожий индеец, с белой тенью от очков на лице. Новичок все-таки сумел вернуться, как всегда к готовому ужину. Запоздание от нашей двойки теперь у него около трех (!) часов.

    Наши оставшиеся члены группы по восхождению на Казбек благополучно слиняли. У них нашлась какая-то очередная отмазка, благо они оставили нам половину купленной во Владикавказе провизии, за что им большое спасибо!

    Далее созвон с семьей (снова выручил Новичок), обсуждение завтрашнего плана и сон. Решили заплатить за новый подъемник, чтобы сэкономить силы для штурма, переплатив стоимость подъема в два раза, по сравнению со старым подъемником. На это Новичок начал было возражать, на что был послан подальше со своим и без того медленным темпом.

    Глава № 9.

    27 июня. Нервная ночь перед штурмом.

    Подъем, завтрак, выдвигаемся к Азау пешком. Без тяжелого рюкзака идти легко. Новичок со своим 15-ти летним стажем туриста снова возиться и мы решаем его не ждать. Отдаем ему в нагрузку бутылку водки, я беру бутылку пива. Покупаем билеты на фуникулер, поднимаемся на самую высокую ступень. Теперь я ученый и все свое дальнейшее существование проводил в бафе, закрывающем добрую часть всего лица.

    1 / 3  

    1. Ну, теперь-то солнцу до меня не добраться!

    2. Погода снова располагает к штурму.

    3. Рюкзаки остались в целости, рекомендую!

    Наше первое кафе снова работает, но из еды в наличии только медовый торт. Вообще, без здоровой конкуренции, они там, честно говоря, обнаглели.

    Быстренько поднимаемся налегке к приюту, отдаем половину «платы» и забираем свои драгоценные рюкзачки.

    Пока есть силы и желание, решаем закинуть штурмовой лагерь выше прошлого метров на сто. Находим удобное место, проверяем выше и находим еще более подходящую ровную поверхность.

    1 / 3  

    1. Фундамент для штурмового лагеря.

    2. Палатка надежно укреплена, ветра на такой высоте гуляют уже нешуточные.

    3. Классическое фото.

    Теперь выше нас палаток уже точно нет. Немного переживаю о том, что чем выше ночевка, тем меньше отдыхает организм, но думать об этом особо некогда.

    «Неожиданно» обнаруживается, что газ (большой баллон) и почти вся еда в рюкзаке у Новичка. Его мы не видим и на горизонте. У меня есть полупустой маленький баллон, но его точно не хватит на растопку снега на сегодня и уж тем более на завтра. СССРовец предлагает мне по-молодецки сбегать на 100 метров вниз, на место нашей предыдущей ночевки (там мы нашли начатый баллон, который, однако, пропускал газ при вкручивании в горелку). А затем и вовсе в приют — потрошить рюкзак Новичка. Идти совсем не хочется, я включил режим экономии калорий, тем более, что еды в наличии у нас впритык. Начинаем потихоньку, а затем и во всю прыть проклинать Новичка с его «своим» темпом. К тому же мы не уверены, что выставленный флаг будет виден с такого расстояния и его не скроят облака (ведь решение закинуть лагерь выше пришло уже без ведома Новичка). Худо бедно перекусываем, топим снег. Газа не хватает, чтобы заполнить кипятком термосы на завтра. Возможность завтрашнего штурма зависит лишь от Новичка, найдет ли он нас или нет.

    1 / 2  

    С места нашего нового лагеря открываются шикарные виды.

    Пытаемся уснуть в палатке, однако сильный ветер пытается порвать палатку и сбросить нас вниз. На нервном фоне мне постоянно кажется, что вокруг палатки кто-то ходит, отчетливо слышу перекатывающиеся камни под ботинками. Заставляю себя не думать об этом, но получается не очень.

    Наконец слышу реальные шаги. Новичок пришел в лагерь и первым же делом, как обычно, принялся снимать видос со своими умными комментариями. Это послужило зеленым светом для нас с СССРовцем и мы накинулись на Новичка с упреками. Тот оправдывался и говорил, что не надо было сбрасывать на него все питание. На что я парировал, что он не тащил и не разу не ставил/снимал лагерь и приходит всегда на все готовое. Я вовремя останавливаюсь и понимаю, что Новичку доказывать что-либо бесполезнор, да и не время сейчас. СССРовец продолжает учить Новичка жизни, я же уже не вступаю в перепалку, а суечусь на счет ужина. Спасибо Новичку за снова принесенную воду, кипятим чай для термосов уже в тишине. Перекусываем второй раз, но уже более калорийней. Термосы заправлены и мы с СССРовцем укладываемся на возможный сон. Я прошу Новичка ложиться с нами одновременно, но тот на все имеет свое мнение и выдает мне, что т. к. он пришел позже, то и ляжет он позже и выйдет на штурм соответственно позже нас. Это сильно меня огорчает, т. к. заснуть на такой высоте и так представляется сомнительным, а тут еще и шумящий сосед, который только через час разбудит нас, залезая в свой спальник. Делать нечего и я пытаюсь не распыляться.

    Заснуть на такой высоте днем в горах практически нереально.

    Время 16:22. Лежу в палатке и слушаю, как Новичок перебирает свои вещи. В голову лезет мысль о том, что если Новичок затаил на нас обиду, то он легко может взять большой камень и кинуть в палатку. Через пару недель найдут два тела с разожженными головами, это будет похоже на несчастный случай и даже расследования не будет. Глупая смерть от камнепада в горах.

    Глава № 10.

    28 июня. Здравствуйте, я Горная Болезнь!

    Мы с СССРовцем договорились встать в 0.00. Потом перенесли подъем на час раньше. Ворочаюсь и не могу уснуть. Почему-то никак не темнеет, и палатка вся освещена. С трудом догадываюсь, что наверное лунная ночь. Вот уже звенит будильник, время 23.00. Немного лежу и жду, когда встанет СССРовец, но он спит. За это время мне так и не удалось заснуть. Начинаю медленно вставать, перед выходом из палатки трясу за ногу СССРовца. Выхожу, на небе не облачка, огромная луна и звездное небо распростерлось передо мной. Даже фонари не особо нужен. Налаживаю китайский джекбойл, кипячу воду. Минут через 20 СССРовец все-таки выходит. Мы завтракаем, начинаем готовиться к штурму. Радуюсь и переживаю одновременно, что мы самые близкие к вершине из восходителей и первыми будем на ней. Вдалеке, на ближайшем приюте, загораются одинокие огоньки налобных фонариков.

    Странное чувство тревоги и единения с природой охватило меня. Представляю, как я первым стою на вершине и встречаю рассвет. Жалко только, что сфотографировать меня там некому. Мои мечтания вмиг рассеиваются под грохотом приближающегося ратрака, перевозящего около десяти ленивых богатых восходителей. Стоимость подъема на ратраке — 10 тыс. руб., уж не знаю за одного или за всех.

    На этот раз я самый расторопный, СССРовец долго возиться с кошками. Время уже 0:30 и я, не дожидаясь напарника, потихоньку выдвигаюсь. Идти легко и привычно, кошки цепляются за твердый наст, луна освещает путь. До моего выхода нас успевают обогнать даже пешие альпинисты с приюта. Вместо часа на сборы, мы провозились 1,5. Как только я вышел, увидел свет фонарика в палатке — Новичок проснулся.

    Иду своим темпом, меня обгоняет СССРовец. Постепенно становиться все светлее. С нами одновременно поднимаются еще несколько групп по 6–10 человек. Я снова считаю шаги, иногда сбиваюсь. На высоте 4670 м. догоняю СССРовца и делаем привал в 2:17.

    1 / 2  

    1. К штурму готов!

    2. А по фото и не скажешь, что я под горняшкой.

    Приближаясь к брошенному ратраку, уклон становиться намного круче. По привычке, как и на акклиматизационном выходе, я пытаюсь взять гору «в лоб», хотя до этого СССРовец говорил мне, что он пойдет серпантином ну или слаломом
    (как вам больше нравиться). Сразу осознаю свою ошибку, после которой буду расплачиваться весь уготовленный для меня путь. Резко начинает тошнить, полный упадок сил, сильная не прекращающаяся одышка. Вот и приплыли, думаю я. Бухаюсь на сидушку и путаюсь продиагностировать свое состояние. С завистью наблюдаю, как меня обгоняют группы, медленно ползущие змейкой друг за другом. Думаю о своей самоуверенности, которая на этот раз сильно меня подвела. Делать нечего, приходиться с трудом выпить пару глотков горячего чай и подниматься. Сдаваться я не намерен. Даже мысли о еде вызывают рвотные позывы. Очень медленно поднимаюсь, контролируя состояние всего организма. Пристраиваюсь к какой-то группе и идее в хвосте. Они идут очень медленно, петляя по склону. Их темп оказывается для меня подходящим, хотя иногда я отстаю и от них. Тут мен уже не до подсчета шагов, в голове крутиться только одна мысль: «Как растянуть утренние 80 калории на 12 часов нагрузок и кислородного голодания?». Вот я и узнал, что же такое «горняшка», это всегда было мне очень интересно.

    В 4:00 падаю у ратрака. СССРовец уже пьет там чай. Собираю всю свою волю в кулак и пытаюсь запихнуть в себя финики, запивая чаем. Получается не очень. Вспоминаю, как по пути к ратраку меня слегка накрыло во второй раз и становиться совсем грустно. Мои шансы на восхождение тают с каждым не съеденным фиником из кармана. На ратраке собралось довольно много восходителей, кто-то мерит давление, кто-то есть. Пока мы поднимались до этой высоты в 5000 м., я насчитал 8 ратраков, забрасывающий горе-восходителей. Около нашего привала внегласная стоянка снегоходов. Их корыстные водители ждут жертв горной болезни и усталости, чтоб за баснословные деньги спустить их вниз. «Но я то вам не достанусь!» — думаю я, пока что. Так же видел, как одного человека уже спускали вниз на ратраке — видимо совсем накрыло беднягу.

    Делать нечего и нужно снова двигаться вверх. Пытаюсь идти уже со своей знакомой группой. Наконец-то виднеется Косая полка. На Косой полке весь горизонт заливается яркими цветами рассвета.

    1 / 3  

    1, 2. Рассвет с высоты Косой полки.

    3. Пики гор окрашиваются в золотой.

    На Косой полке силы окончательно меня покидают. Группа, приютившая меня, отрывается вперед. Прибегаю к свой проверенной технологии «30–10»: 30 шагов, 10 вдохов-выдохов. Только это правило помогает мен медленно продвигаться вперед. Учтите, что Косая полка по сравнению со всем остальным маршрутом, можно сказать горизонтальная. Я даже стараюсь не думать, какой темп ждет меня после Седловины. Время от времени мои «30–10» заменяются на «20–10». С такой скоростью, конечно же, обгоняют все меня.

    1 / 4  

    1–3. Панорама с Косой полки во время передышки.

    4. Даже по ровной дорожке к седловине на такой высоте идти крайне тяжело.

    По пути начинают встречаться следы жизнедеятельности восходителей — с горной болезнью я не одинок. Достаю батончик мюсли, съедаю половину, остальное роняю. Батончик в упаковке скользит по снегу метров на 10 ниже и останавливается. Оцениваю количество полученных и затраченных калорий в случае спуска за ним, решаю забрать его на обратном пути. Встречаю первых возвращающихся с горы, сил поздравить и расспросить их нет. Вижу седловину, но до нее моим темпом еще час, если не больше. Меня обгоняет группа в военной форме. Их скорости остается только позавидовать.

    В 7:09 я падаю на рюкзак на седловине. Наконец, показывается солнце, и становиться теплее. Тут скопилось куча народа, все морально готовятся к последнему рывку. Несмотря на вышедшее солнце, дует сильный ледяной ветер, о чем свидетельствует ледяная корка на стакане с водой, которую я налил совсем недавно. Решаю отдыхать час, за который ставлю себе целью выпить весь чай (0,5 л) и съесть максимальное количество продуктов. С питанием дело идет лучше, но не так как хотелось бы.

    1 / 3  

    1. Панорама с привала на седловине.

    2. Впереди «последний» взлет на вершину.

    3. Готов к финишному рывку!

    Вторичной целью стоит присмотреть себе путеводителя-напарника для восхождения на Восточную вершину Эльбруса на 5621 м. Пути на восхождение с Седловины я не вижу, есть только горизонтально направленные одинокие следы, уходящие за гору. Причем нуждающиеся уходят по этим следам метров на 50 и садятся там по своим делам, сверкая белыми ягодицами на всю Седловину. Не понимаю, как они могут что-то из себя выдавить, когда я даже не могу ничего в себя закинуть. Замечаю очередного удаляющегося по своим большим или маленьким делам. Однако поздно замечаю, что в заветном месте он не останавливается и продолжает идти. Окликать его уже нет смысла, он уже очень далеко. Так я потерял последнюю надежду на запланированное восхождение на более низкую вершину.

    Время 8:00 и пора продолжать путь теперь уже без выбора — на Западную вершину. Финики и горсть семечек, вот что я буду переваривать для получения заветных сил для последнего рубежа. С трудом собираюсь с мыслями, что взять и что одеть, ведь максимальный вес я решил сбросить на Седловине. Одна треккинговая палка, ледоруб, горсть арахиса и изюма — вот мои спутники на вершину. Взяв самое главное: фотоаппарат и фото семьи, я благополучно забываю настойку элеутерококка. Я специально охотился за ней по аптекам дома, это средство для быстрой концентрации сил и мыслей.

    Поднимаюсь и с неохотой выдвигаюсь. Ко мне подходит спускающийся СССРовец и рассказывает об удачном восхождении. Даже не помню, поздравил я его или нет, пользуясь случаем, делаю это сейчас: «С горой!».

    Впереди резкий подъем с провешенными перилами, в которые встегивается народ. Я, как и в прошлом году, страховку на штурм не брал. Т. к. мало кто умеет хорошо пользоваться карабинами, да еще и на высоте, образовывается пробка. Она мне только на руку — я иду не один, отдыхаю, пока они возятся. Благо в этот раз догадались организовать спуск параллельно пути подъема чуть выше и хоть не приходиться постоянно кого-то пропускать. На середине пути слышу до боли знакомый голос. Узнаю по нему свою одногруппницу! Еще раз убеждаюсь, насколько тесен мир. Тыкаю в неё палкой и говорю: «Света, ну может хватит орать на всю гору?!». Она удивленно спрашивает кто я. У меня закрыты абсолютно все части лица и ей приходиться верить мне на слово. Вот так встреча и я очень рад, что могу отвлечься от дурных мыслей. Почти не разговариваю с ней — боюсь, что из-за потраченных на это сил, на восхождение меня может не хватить. С высоты посматриваю на соседнюю Восточную вершину. Туда с севера поднимаются несколько групп людей. К ним одиноко тропит и тот, которого я видел на Седловине. Немного жалею о том, что не пошел следом за ним. Вот, наконец, крутой подъем преодолен, видим уже путь к вершине.

    1 / 2  

    Чем ближе вершина, тем дольше к ней идти.

    Группа с моей знакомой устраивается на привал. Достают воду, еду. Света предлагает мне бутерброд с двумя кусочками сыра и одним колбасы, воду. Я с благодарностью принимаю эти дары. Так же, какая-то девушка (как я понял) из руководителей, раздает желающим аспирин. Я не отказываюсь и от этого — перед последним рывком все средства хороши. Договариваемся со Светой сфоткаться вместе на вершине и я, засунув в себя еду, выдвигаюсь раньше них. Иду вместе с группой, частично из Украины. Их инструктор спрашивает меня: «А не был ли я на вершине в прошлом году?». Я отвечаю, что был и тот говорит, что узнал меня по штанам. Штаны на мне действительно прошлогодние.

    На вершине толпа людей, включая иностранцев. Глупо останавливаться почти под самой вершиной из-за отдышки, но без этого никак.

    Ура!!! Я второй раз на самой высокой точку Европы! На это раз видимость идеальная и мой триумф на этот раз не подпорчен! Прошу иностранца меня сфотографировать. Вокруг народ, кто плачет, кто обнимается. На вершине меня охватывает желание позвонить любимой, что я и пытаюсь сделать. К горлу подкатывает ком, на газах выступают слезы от переполняющих меня чувств, когда жду заветные гудки в трубке. Связи нет. Делаю селфи с заранее заготовленной ламинированной фоткой любимой и сына, начинаю спуск.

    1 / 3  

    1, 2. В этот раз видимость позволяет оценить масштаб огромной высоты.

    3. В этот раз заветный камень даже украсили каким-то рисунком.

    На спуске встречаю Свету, которая напоминает о моем обещании. Делаем селфи прямо на той высоте, где встретились, т. к. сил у меня уже нет.

    Хочу сказать большое спасибо, тебе, Света, за то, что угостила и напоила меня. Эти калории как минимум дали мне заряд энергии если не для восхождения, то уж для спуска это точно! Где фотка наша кстати?!))).

    Спускаться намного легче даже больше морально, чем физически. К 10:38 я уже опять на седловине. Там встречаю Новичка. Сразу говорю ему, что подъем на вершину от Седловины занял у меня 2 (!) часа, и чтоб тот серьезно подумал, стоит ли ему пытаться взойти на неё. Сам допиваю остатки из термоса, съедаю еще горсть семечек. Вспоминаю про мою волшебную настойку и щедро разбавляю её в стакане. К сожалению, ни какой прилив сил я не ощутил, а может просто был так сильно измотан, что не заметил его. Впереди как минимум еще половина проделанного пути, а я в край измотан. Это не радовало. Пытаюсь идти по полке с максимальной скоростью без остановок. Получается, что все восхождение заняло у меня 9,5 часов и нужно срочно спускаться.

    1 / 3  

    1. Спуск к седловине.

    2. Косая полка под палящими лучами солнца.

    3. До палатки еще далековато (у средних скал).

    Потерянный мной батончик, кстати, я так и не нашел. После Косой полки начинается резкий спуск к ратраку. Идти змейкой нет времени, а спускаться прямо под горку намного тяжелее. Решаю выбрать более быстрый вариант. Подхожу к ратраку, там уже вовсю ребята на снегоходах зарабатывают себе сверхурочные. Возникает низкое желание быстро спуститься, но совесть решительно его отвергает.

    Начинает сказываться обезвоживание, я устаю все больше. Еще появляются странные ощущения: как будто мелкими иголками тыкают во все части тела. Типа так, как будто отсидел ногу, но только не так часто и не в одном месте, а по всему телу. Если есть доктора, может объясните, что это было?

    Спуск кажется уже бесконечным и скалы Пастухова никак не приближаются. Издали мерещится моя зеленая палатка, но я надеюсь, что СССРовец её уже снял. Приходиться отдыхать все чаще, даже на спуске. Из воды осталась только отцовская армейская фляга, начинаю экономить воду.

    Подходя к камням, решаю спускаться чуть правее, там, где размяли снег ратраки. Там легче идти в кошках, т. к. ноги не выворачивает то и дело попадающиеся не подтаявшие куски льда и снега. Из-за помутневшего сознания, мне кажется, что я спустился уже ниже нашей стоянки и понимаю, что подняться в этом случае до нее я уже не смогу. Начинаю рассуждать логически и убеждаю себя спуситься еще вниз, именно там должна быть палатка. Так и есть, я и рад видеть её в вдалеке внизу и расстроен одновременно. Получается, что мне опять предстоит одному её складывать, хотя остается надежда, что СССРовец спит внутри неё.

    Собираю последние силы и взбираюсь на место нашего штурмового лагеря. Время 12:00. Мпуск до штурмового лагеря от седловины занял всего 1,5 часа, котрые показались мне вечностью. Вещей СССРовца, как и воды уже нет. У меня начинает темнеть в глазах. Думаю, не переночевать ли здесь, но понимаю, что без еды и воды мне не выжить. Это значит, что пока я в сознании надо срочно собирать палатку.

    Как только палатка собрана, появляется Новичок. Его обгоревшее лицо обуглилось уже второй раз. Он купил баф, но воспользовался им не на 100% как я. Я разработал специальный метод дыхания, чтоб баф защищал все лицо и нос, но очки при этом не запотевали. Я вытягиваю губы трубочкой и вдыхаю-выдыхаю только через ткань бафа, не давая влажному дыханию затуманить стекло маски. Благодаря этому я пережил это солнечное восхождение.

    Новичок, кажется, в еще более плачевном состоянии, чем я. Он не решился идти на вершину и спускался следом за мной. Жалуется на боль в голове и крайне сонное состояние. Когда он пришел, все мои вещи были уже собраны, и я сказал, что выдвигаюсь вниз. Он ответил, что поищет место, где бы поспать. У меня апатия и я не начинаю его переубеждать, а только предлагаю срочно идти за мной.

    В итоге иду один. Под ногами уже вязкая каша из мокрого снега по колено. Кошки я снял и упаковал в рюкзак. СССРовец еще в хостеле разрешил мне попользоваться своей водоотталкивающей пропиткой из Ашана дешевой марки «Каждый день». Как ни странно, могу сказать, что работает она на все 100%. Ботинки только в самом конце немного промокли. Но на мокрые ноги мне было уже все равно, как и на все остальное — моей единственной целью было благополучно добраться до кафе и посадки в фуникулер. Организм начинает давать сбои и если моргнешь чуть дольше, проваливаешься в сон, или, скорее всего, в небытиё.

    Меня начинают посещать такие мысли: «Интересно, как я потеряю сознание?». Это будет с симптомами, например, потемнело в глазах, закружилась голова или же я просто вырублюсь и что будет с моим телом после этого?

    Для облегчения веса рюкзака (для штурма маленького у меня не было), я вынул алюминиевый каркас жесткости. После сбора палатки я не смог поставить их на место в рюкзак и теперь эта экономия веса сыграло со мной злую шутку. Эргономичный туристический рюкзак превратился в безразмерный мешок, с каждым шагом хаотично мотыляющийся за спиной. При этом фиксирующий на бедрах ремень уже был бесполезен, и весь вес перекатывается с правого плеча на левое, вызывая режущую боль и ненависть.

    Со стороны я, неверное, представляю жалкое зрелище: постоянно оступающийся зомби идет с огромным мешком за спиной. Вижу спасительное кафе. Решаю, что пока могу идти, нужно спускаться дальше, на нижнее кафе на поляне Азау. Еду в трех фуникулерах в гордом одиночестве. На поляне вижу только приличные кафе и не решаюсь соваться туда со своей обгоревшей рожей.

    Тщетно пытаюсь найти маршрутки до Терскола. Понимаю, что мне придется идти ещё 3,5 км. до хостела. Солнце в зените. Вусмерть измотанный альпинист шагает в тяжелых влажных горных ботинках по раскаленному асфальту. Замечаю, что начинаю набивать ноги, но обратного пути уже нет. Добиваю флягу, еще раз вспоминаю возможных вариациях потери сознания и понимаю что для этого сейчас самое время.

    Во время всего этого мучительно нескончаемого спуска я все больше падал духом. На финишной прямой у Терскола дошло даже до того, что я уже мысленно выкладывал всю свою снарягу на барахолке и подсчитывал возможную прибыль. Так же мысленно был отменена традиционная встреча с друзьями, по поводу моего возвращения. И даже все скопленные за поход мысли и идею по написанию этого дневника были беспощадно стерты из памяти. Однако человеческий организм настолько живуч, что я благополучно добираюсь до хостела.

    Дверь в нашу комнату закрыта. Ключ был у СССРовца и у меня закрадывается мысль, что он мог и вовсе по-тихому выселиться без нас. Крикнул его имя, ответа нет. Решаю идти за спасительным хычином и пивом 5642. Заказываю хычин с сыром в кафе, пока его готовят, иду купить пиво в магазин. В кафе, не смотря на мой бомжеватый вид, предлагают откушать у них, и я соглашаюсь. Но не тут-то было. Едва положив в рот маленький кусочек еды у меня моментально возникает рвотный эффект. Пива же осилил три глотка. Срочно ретируюсь и иду на кухню в хостел. Оказывается СССРовец был в душе и не услышал меня. Оставляю еду и напиток на кухне и иду в душ. После душа даже не пытаюсь снова поесть и иду срочно спать. Отключаюсь примерно на час, потом встаю. СССРовец уже готовит поесть. Иду за оставленной едой и осиливаю её. Постепенно начинаю приходить в себя. С СССРовцем начинаем снова шутить про Новичка. Вскоре, как ни странно, подходит и он. Радостно его встречаем. Новичок поведал нам, что всю дорогу к хостелу он искал, где бы вздремнуть, но так и не нашел. Так наша злосчастная тройка была снова в сборе!

    Глава № 11.

    29 июня. Домой!

    Планируем отъезд до 12:00, чтоб не оплачивать еще одни сутки. Собираем вещи и выселяемся. Мы с СССРовцем, как всегда, ждем, когда Новичок нас догонит. Новичок еще теплиться надеждой на покупки сувениров, но мы предлагаем тогда ему ехать одному. Самое интересное, что сутки до этого я один ходил на поляну Чегет на рынок и предлагал Новичку ко мне присоединиться, на что он сказал, что успеет потом. С его скоростью и расторопностью для «потом» как всегда не хватило времени. Новичок хватается за последнюю надежду и спрашивает у водителя, где ближайший магазин сувениров. Бежит туда и приносит купленные нашивки «Эльбрус 5642 м.», на что я шучу, что только те, кто поднялся на вершину имеют право их носить. Вся маршрутка улыбается.

    На этом пути нашей тройки вскоре разошлись — они поехали Пятигорске заселяться в хостел, а я на железнодорожный вокзал. Хочу сказать спасибо Новичку за сотовую связь и актуальную информацию по погоде и транспорту, СССРовцу — за общение и компанию на всем нашем пути.

    Хочу заметить еще один примечательный факт. В этот же день у меня был поезд из Пятигорска. Пока его ждал, зашел в «Бургер кинг», купить еды по акции «6 за 200». Дают пустой стаканчик и говорят, что в течение часа все напитки включены. Это меня сильно радует, и я иду к раздаче. Насколько же сильное было мое обезвоживание, что в течение часа я выпил 5 (!) стаканов шипучки объемом 0,5 л. В обычной жизни я её не употребляю если что. Когда уже вышел, даже пожалел, что не налил в дорогу еще один.

    Финансовая сторона.

    Традиционная подробная таблица расходов:

    Назначение

    Цена, руб.

    Проезд

    Поезд Дом — Минеральные Воды

    1630

    Автобус Мин. Воды — Владикавказ

    700

    Заброска на маршрут

    2000/3 = 666

    Эвакуация с маршрута

    1500/3 = 500

    Автобус Владикавказ — Нальчик

    250

    Такси Нальчик — Терскол

    2300/3 = 766

    Фуникулер до станции «Мир»

    500

    Фуникулер до станции «Гара-Баши»

    1200

    Автобус Терскол — Нальчик

    250

    Автобус Нальчик — Пятигорск

    200

    Поезд Пятигорск — Дом

    2313

    Питание

    Еда в дорогу

    712

    Походная еда

    1050

    Еда в кафе

    200+200+80+450+300+140+200+150 = 1720

    Проживание

    Гостевой дом во Владикавказе

    450

    Хостел «Сапира» 4 ночи

    4×500 = 2000

    Прочие расходы

    Газ 1 б. по 230 мл.

    199

    Страховка на 20 дней

    300

    Сотовая связь

    150

    Хранение рюкзаков в приюте

    700/3 = 233

    Сувениры

    800

    Камера хранения в Пятигорске

    140

    ИТОГО:

    16.729

    Из таблицы видно, что львиную долю расходов забрала транспортная логистика из-за смены дислокации с Казбека на Эльбрус. На это было потрачено лишние 2716 руб. Так же незапланированное проживание в хостеле забрало 1550 руб. (2000–450 на обратную ночевку в доме). Если так же учесть траты на питание, сувениры и т. д., то можно на этом было сэкономить еще около 2200 руб. Суммарная экономия без Эльбруса составляет примерно 6466 руб., а это значит, что восхождение с севера со стороны России на Казбек обошлось бы всего в 10.263 руб. Сейчас же потрачено чуть меньше 17 тыс. руб. Целью было обеднить семейный бюджет на сумму, не превышающую 15 тыс. руб. С учетом внезапного изменения маршрута, можно сказать, что цель достигнута.

    Что понял для себя.

  • Никогда, НИКОГДА я больше не пойду в поход с неизвестными людьми, которые решили, что они способны вести группу по категорийному маршруту. Я, конечно, сам виноват, что рискнул и выбрал команду, которая любезно согласилась взять меня в свой состав абсолютно бесплатно. За это им огромное спасибо! Но, если бы я знал, что из этого выйдет, я бы не пошел в этот поход. Моя цель была Казбек, а из-за группы я даже не смог попытаться к ней приблизиться. Идти же одному по такому маршруту или рисковать второй раз и искать уже на месте проводника представилось мне ещё большей авантюрой.
  • Мы с СССРовцем пришли к общему выводу: ходить в горы возможно только со «спортиками». Это значит, что нужно находить по городам альп. клубы, списываться с их руководством и за небольшой взнос пытаться идти с ними. Альпинисты с разрядами и гарантированным опытом уж точно не развернут группу из-за дождя или усталости. Тем более, что в первую очередь они сами заинтересованы в восхождении.
  • Жизненный опыт меня не учит и я снова обгорел. Отсюда вывод, что никакой крем не спасет от солнечного ожога в горах. По-этому всегда, выходя на снег, необходимо надевать баф, прикрывая им большую часть лица, включая нос. Ну и дополнительно нанести крем, конечно же, тоже не помешает.
  • Никогда не делить общее имущество группы таким образом, чтоб зависеть от одного человека. Газ и еда всегда должны быть разделены поровну, иначе есть риск срыва всего мероприятия. Даже если палатка тяжелая, так же не надо делить её между участниками похода (дуги, тент, внутреннее отделение).
  • Перед штурмом часов за 12 необходимо получить максимум калорий для запаса сил на восхождение. Держать ровный темп и не рисковать, даже если чувствуешь прилив сил. Ни в коем случае не пропускать любую возможность отдохнуть и принять дополнительные калории в виде перекуса и питья. Потом это может уже и не понадобится. В этот раз я скинул всего 3,5% своего веса.
  • Вместо эпилога.

    Вот и закончился мой второй горный поход. Что хотелось бы сказать в конце. Большое спасибо всей команде, особенно тем двоим, с которыми я делил кров и хлеб в течение всего путешествия. Все люди разные и я прошу не обижаться и не затаивать зло на меня за мой дневник. Это только мои мысли, которые не должны отрицательно на вас повлиять, а может даже наоборот, заставят задуматься о себе. Я же получил очередной ценный опыт по общению и поведению людей в горах.

    Все хорошо то, что хорошо кончается. А этот поход закончился более чем хорошо, ведь я смог во второй раз испытать себя и взойти на самую высокую точку Европы. И не важно, что первоначальной целью был Казбек, глупо жалеть о том, чего уже не исправить. Даже, наоборот, у меня возникло еще более жгучее желание взойти на него. Правда, думаю, лучше сделать это со стороны Грузии. Пусть этот маршрут легче и дороже, зато вероятность удачного восхождения, даже со слабой командой, при этом увеличится в разы. Тем более что посещение разных стран всегда являлось моей первоочередной целью. Так что, жди, Грузия, я скоро приеду!