Охота к перемене мест. Верхняя Галилея

Охота к перемене мест. Верхняя Галилея

16 апреля 2017 г. 22:21

Нагария — Израиль
Апрель 2017

100 64

Раннее, предрассветное утро не задалось.

19

Выпрашиваямая вчерашним вечером, пришедшимся на Пасхальный седер (вечер Пейсаха), погода, с синим небом и игривыми тучками перевыполнила план по цветовой гамме, но искомого не выдала. Более того, она предвещала что-то грозовое и совершенно непригодное для путешествий.

Забравшись под одеяло в седьмом часу после просмотра прогноза погоды, я пожелала себе еще поспать пару часов, а небесам сменить гнев на милость. Не знаю, что там произошло в небесной канцелярии, но плотная толща облаков равномерно распределилась по небосводу, выдав затянутое белесой пеленой небо, дождя, однако, не предвещавшей.

Такая резкая перемена погоды отдалась жуткой головной болью, замешенной еще и на вчерашнем возлиянии в честь выхода евреев из Египта. Но дополнительный выходной и катастрофическое отсутствие времени для путешествий по Израилю, за что меня некоторые называют «хулиганкой», не позволили валяться в постели с таблеткой «эдвила» за щекой.

Подъем в восемь, выезд в девять. Дороги еще пустые. Хорошо! Значит израильтяне спят, переваривают вчерашнюю мацу.

А куда мы собственно собрались? А собрались мы в крепость рыцарей Тевтонцев — Монфор, расположенной в Верхней Галилее, не далеко от города Нагария. Езды от Хайфы около часа, по хорошей дороге. Добраться можно только на автомобиле.

Ну вот на нем мы и едем. Проезжаем старинный акведук — Кабри-Акко.

16Водопровод соединял источники воды Кабри и Акко. Он доставлял воду на расстояние 13,5 км с высоты 71 м до подземных ангаров-хранилищ воды в Акко.

Эта версия постороена в первой половине XIX века Сулейман-пашой, тогда как первоначальная, что на 40 лет старше и выстроенная аль-Джазаром, была разрушена Наполеоном.

Вот поражаюсь я тому героическому ореолу, что витает вокруг персоны этого, в конечном счете, диктатора-неудачника. Сколько он натворил бед по всему миру, сколько народу погубил, причем приказывая убивать своих же раненых, кстати в госпитале в Акко, при осаде которого акведук и был разрушен. А комплекс Наполеона существует. О комплексе Гитлера, или Сталина, мне как-то слышать не довелось. Хотя у последних, судя по всему, тоже не мало вдохновленных последователей.

Но вернемся к акведуку. Эта часть, мимо которой мы проезжаем, находится на территории кибуца Лохамей-ха-Гетаот. Основали это поселение в 1949 году выходцы из Европы — бойцы еврейского сопротивления фашистам в Литве и Польше. Слева от акведука «Музей борцов гетто». Что-то я не сфотографировала здание. Ворота были закрыты, то-ли ремонт там шел, то-ли по случаю выходного. А через решетку, да еще из далека в голову не пришло. Но объект с архитектурной точки зрения весьма оригинальный.

15

А мы лучше вдохнем аромат свежескошенного сена. Просто голова кругом от этого запаха. Особенно в начинающей наваливаться духоте. Хамсин — горячий воздух из пустыни, вступивший в права, разогнал тучи, но небо стало совсем невыразительным.

Но надежна на прояснение еще осталась. Холмы на горизонте слабо, но просвечиваются.

Едем дальше. В боковое зеркало вижу, что движение на шоссе оживилось. Машин становится все больше и больше. Видимо те 40 лет, что Моисей водил свой народ по пустыне, генетическим кодом отпечатались в каждом еврее. Нет, чтобы лёжа на диване праздновать светлый праздний Пейсах, несет их куда-то!

16

Главное, чтобы не туда, куда нас! Но что порадовало больше всего, что серая вуаль на небе стала скатываться к морю, а небо робко-робко, но заголубело.

Хочу сказать, что весна — самое лучшее время для путешествий по Израилю. Уже тепло, но еще не жарко. Еще идут дожди, но уже не часто и не долго. Зелень сочная, запахи от цветения, особенно цветения цитрусовых и того же скошенного сена — умопомрачительные. Вот только на сам Пейсах приезжать не рекомендую. Во-первых: это неделя выходных для самих израильтян, а они по своей стране путешествовать большие любители. Во-вторых: приезжают евреи из других государств. В-третьих: и думаю это основное препятствие, в общепите, который открыт, нет ни макаронов, ни риса, ни даже хлеба и самое страшное — пива. Эти продукты на Пейсах не едят и не пьют из-за давних традиций, про которые распространяться не буду. Кому интересно, тот изучит.

19

Помните: «В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана…» Пейсах в аккурат 14-го нисана и начинается.

А мы за болтовней приехали к месту назначения. Оставляем машину на бесплатной стоянке. Идем по дороге обозначенной красно-белой меткой. Мимо огороженных посадок с оливковыми деревьями. Мимо мини-мемориала, которых на земле Израиля множество, т. к. даже в новейшую историю воевали тут непрерывно.

8

Но об этом думать не хочется. Лучше будем смотреть по сторонам. Потому что очень красиво: и не только вокруг, но и под ногами. Цветочно-травяной ковер, возможно, доживает свои последние пару-тройку недель зеленого буйства, и от этого он еще завлекательнее.

19

Теперь внимание. Доходим до развилки. Дорога, что идет направо, довольно энергозатратная. Хоть это и спуск, но он местами весьма крут и что самое для кого-то, возможно, неприятное покрыт крупными и мелкими камнями, с довольно резкими перепадами высоты до 60–70 см. Обувь должна быть очень устойчивая. У кого проблемы с коленями, лучше принять меры.

13

Но идти к замку рекомендую все же по этой-правой тропе. Там и виды, и деревья, и каменюги завлекательные под ногами. Потом снять себя любимую(го) на фоне красот — святое дело.

Участок этот довольно короткий и не только маленькие, легенькие детки, но и обремененные лишними килограммами взрослые преодолевают его без видимых усилий. А по тропе, что от развилки идет налево и представляет собой проселочную дорогу с довольно пологим спуском-подъемом мы оставим для дороги назад.

14

Я, конечно, бросилась фотографировать цветочки-лютики.

21

Из пасторальной реальности была безжалостно вырвана посторонними голосами шедших сзади граждан. Нужно было поторапливаться.

А в далеке уже главный объект нашей поездки появился. Вон она крепость на горушке.

21

То что мы видим — это остатки восточной, наиболее укрепленной части замка, но до неё, как вы понимаете, надо еще дойти. Поскольку дорога, а вернее тропа, идет над невысоким, но все же обрывом, она снабжена перилами.

8

Спускаемся. Внизу огромные блоки песчанника, из которого были сложены стены крепости.

7

Рядом с эти рвом будет первая смотровая площадка.

За ней, впереди, очень симпатичная раcщелина. С красивыми светотенями.

12

Думаю, что это рукотворная дыра между двумя стенами. Но цепляющиеся за вертикаль стен растительность уже давно придала этому месту натуральный, неиспорченный цивилизацией оттенок.

12

А это вид в обратную сторону.

18

Шагаем дальше. Еще одна смотровая. В принципе это её мы видели из далека.

8

На смотровой арка.

11

Посмотрите на размер камней. Конечно, известняк — не гранит, легче намного. Но все-равно, человеку его не поднять. Ни одному, ни на пару. Не знаю, какие инструменты были в конце XI начале XII веков, но по любому, без механизации, такое не сотворить. Потом рельеф-то не равнинный. Волоком здесь тащить не удобно никак.

Ну, я — не инженер. У нас есть специалисты, которые могут план строительства нарисовать и объяснить. А я не возьмусь.

Немного историю места расскажу. С этим, надеюсь, справлюсь.

13

После Первого крестового похода, который под идейным руководством папы Урбана II, двинулся через Средиземное море с целью освободить притесняемых мусульманами христиан и вернуть им Гроб Господень, хотя девизом было: «Кто там обездоленный и бедный, там будет радостный и богатый!», эти земли достались французскому семейству De Milly, которые и дали месту название — Монфор (mont (гора) fort (сильный)).

Семейство организовало здесь сельскохозяйственну ферму, но то-ли дела не заладились, то-ли еще что, но земля в 1220 году перепродается рыцарям Тевтонского одена, появившемся на Земле обетованной после Третьего крестового похода (видимо радостными и богатыми хотели быть многие).

11

Не поделив с тамплиерами и госпитальерами сферы влияния, они перебираются из Акко сюда и строят крепость, которую назвали не затейливо — Starkenberg, что всего лишь перевод первоначального французского названия. Мало того, что переехали, так еще и казну с архивами сюда перенесли в 1229 году. И стал Монфор, простите, Старкенберг, первой официальной резиденцией Тевтонцев. Что и говорить, место защищенное, даже сейчас, по современным реалиям, не сильно заселенное, а уж тогда и подавно.

8

Как вам эта толщина стен?

17

Видимо, было что защищать. Или просто они любили уединенность и романтику! Сотня мужиков без баб!?

15

Тем не менее любителей пейзажей решили потеснить с этих мест другие любители пасторальных видов — мамлюки во главе с Бейбарсом. Первая попытка, предпринятая в 1266 году потерпела крах. А вторая, через пять лет, когда большая часть Палестины была завоевана им же, крепость осадили опять, и через неделю она была сдана, при условии, что ордену будет позволено вернуться в Акко со всем имуществом.

Крепость разрушили. С тех пор и не восстанавливали.

14

Хотя некоторые элементы, как эта въездная башня, сохранились, не смотря на восьми-вековой возраст, на заглядение хорошо.

13

Что там делать любителям-путешественникам. Полазать по развалинам, которые очень аутентичные. В них и правда благодаря и вопреки (подставить нужное) сохранился дух того времени, той эпохи, по которой вздыхалось несколько десятилетий назад. Полное погружение в эпоху запоздало, угасший интерес-естетственный ход времени, но там и правда здорово.

16

Потом арочки такие живописные. Возле них нарисовалась группка из 4-х китайских девчонок, которые все норовили залезть в кадр. Держись, Израиль!

21

И даже просьба об облачках почти материализовалась. С кучерявостью не сложилось, но легкая перистость видна очевидно.

25

9

Но не развалинами едиными, которые не лишены не только исторической ценности, но и некотой доли эстетики,

10

интересна эта поездка.

Крепость Монфор входит в состав природного заповедника — Ручей Кзив (Нахаль Кзив).

Когда после Надвратной башни вы будете спускаться из замка, обогните крепостную стену, пройдите до развилки, направление налево — это путь к стоянке машин. А направо — это дорога к ручью. Видите, она внизу петляет.

16

Там тоже много интересного. Ручей этот — один из редких явлений природы Израиля, т. к. он летом не пересыхает. Прогулка вдоль его русла принесет не только массу приятностей, главная из которых, конечно, возможность поплескаться в прохладной, чистой воде в знойный день, но и пещеры, гроты и что-то там еще. Мы там гуляли лет 20 назад. Я уже запамятовала, что и как расположено.

Так что совместите историю с природой. На контрасте может получиться очень продуктивный день.

16

Духота, стоячий воздух, перемежающийся вялыми порыми горячего ветрав, сделали свое черное дело. Голова моя разболелась с удвоенной силой и решено было возвращаться. По этой тропе, о которой я говорила в начале рассказа мы начали пусть и недолгий, около 40 минут на больную голову, а на здоровую, так и побыстрее будет, подъем.

10

Если же вам крепости и прогулки вдоль ручья на день будет мало. То предлагаю еще одно место, куда можно прокатиться — это морские пещеры Рошь-ха-Никра. Там красиво. Белые, меловые скалы. Бирюзовые каверны с морской водой в них. Небольшой лабиринт в скале. Здорово там. Если бы не голова моя, я бы туда тоже в этот день смоталась. От Нагарии это где-то минут 25–30 на машине. На сами пещеры еще часа полтора. И день ваш будет укомплектован не только яркими, но и разнообразными впечатлениями.

Видите впадина у горы перед морем?

10

Это они — пещеры. А дорожка за гору петляет, видите? Это к ливанской границе, что за горой. Туда ходить не надо. Да вас и не пустят!)))

P. S. Что не понравилось. То что в Ливан не пускают! Шютка!

Чисто организационные вопросы:

— Нет туалетов в заповеднике. Ни био, никаких. Правда кустов много (а народу мало) и они вам в помощь.

— Нет, что очень не удобно, карты маршрута! Дома я её не распечатала. «Wase» в горах не ловит, вернее ловит, но маршрут не рисует. Поэтому пришлось идти чисто интуитивно!