Сахалин. Межозерье: плеск волн, как музыка героям

Сахалин. Межозерье: плеск волн, как музыка героям

Вчера 9:09

Сахалинская область — Россия
Сентябрь 2007
Юго-восточный угол оз. Тунайча — место последнего боя 2-го партизанского отряда штабс-капитана Гротто-Слепиковского

25 23

Сахалин. Межозерье: плеск волн, как музыка героям

На старом поле битвы
Летние травы
Там, где исчезли герои,

Мацуо Басё, 1680

Я раз десять переписывал начало этого рассказа, потому как «начАл» в голове было несколько. Начнем с того, что мысленно с Сахалина отправимся на побережье Евразии, или как говорят на острове — на материк. К городу, который стал форпостом России на Тихом океане. Туда, где с гористого полуострова к берегу спокойных и укрытых бухт каменным водопадом домов, сбегают крутые улицы, активно развивается торговля, в порту разгружаются торговые корабли. Здесь сонно дымят крейсера и броненосцы, под присмотром крепостной артиллерии, к морю выходит Транссиб, позволяющий отправлять грузы напрямик, через Россию в Европу, а свежий ветер с Желтого моря колышет российские флаги….

Стоп, скажет внимательный читатель, Владивосток омывает Японское море, загнул Первухин… А кто вам сказал, что это я про Владивосток? Это я про Порт-Артур и про Квантунский полуостров, русскую территорию (правда, в Китае), раскинувшуюся по берегам удобной бухты, один из формирующихся центров создаваемой Желтороссии — Дальневосточного проекта чиновников Российской империи. Проекта, который мог быть историей успеха во всех отношениях, потому как он бы изменил нашу с вами жизнь, да и историю России до неузнаваемости. Сейчас, когда прошло более 110 лет с тех событий трудно представить ход альтернативной истории, которая бы могла случиться, если бы…

Наверное опять я не с того начал. Ведь это рассказ о том, как и где, была поставлена большая и жирная точка в проекте «Желтороссия». Этот рассказ о том, как через столетие мы оцениваем значение тех событий, которые произошли и это рассказ о путешествии на место этих событий. А оно уникально. Это единственный в России мемориал непосредственно на месте захоронения участников русско-японской войны 1904–1905 годов. Ну, а по пути я познакомлю вас с самыми большими, оригинальными и неповторимыми озерами Сахалина и уникальной природой Муравьевской низменности. В общем, наверное, начнем с конца.

В 2007 году в Южно-Сахалинске случилась очередная конференция, посвящённая очередному этапу развития русско-японских отношений, в очередной раз приехали японские доктора наук. Только в этот раз их решили особо порадовать, показать то, что раньше было территорией Японской империи и вывезти на экскурсию. Когда у японцев спросили, что они хотят посмотреть, они радостно в один голос закричали, по-японски конечно, о том, что хотят посмотреть места боевых действий 1905 года. Чиновники впали в состояние легкой прострации, переходящей в ступор, потому как где эти места находятся, они не знали. Вот где достать икру, куда свозить попариться в бане знали, с кем попить водки знали, да на худой конец, где находятся грибные места, знали, а где места боев 1905 года не знали. Как известно, самое что ни на есть страшное, для чиновника — не владеть информацией и потерять доступ к управлению денежным потоком. Случилось первое.

Крайним, конечно, оказался я. Сняв трубку телефона, я услышал взволнованный голос одного из проректоров, который с затаенной надеждой тоскливо спросил, знаю ли я, где находятся эти самые места, на что и получил утвердительный ответ. Было слышно, как на том конце провода наступило облегчение, что-то упало и прозвучало «ту-ту-ту». Через пару минут телефон вновь зазвонил. Ректору отказать в просьбе организовать поездку я не смог, по причине зависимости и подчиненности, хотя фразу о том, что мы можем не доехать вставил. Но она уже затерялась в общем потоке других фраз о значимости чего-то там, для чего-то там, и что родина не забудет чего-то там. Пришлось ехать.

Публика из Японии приехала достаточно разношерстная, прежде всего по специализации направлений своих исследований. Были антропологи, географы и историки, изучающие эпоху Эдо, историю образования, период интервенции, и естественно период Карафуто.

1

1Наоки Амано и Хироси Итани, специалист архитектуры Карафуто

3Подъезжаем к Мерее, месту где 23 июня (по старому стилю) высадилось 14 тыс. японских пехотинцев

1Наш кортеж

4Закачка газом «Гранд Елены»

Все эту веселую компанию мы рассадили на три машины (из них две были вообще не приспособлены для путешествия в эти места) и отправились на озеро Тунайча, на братскую могилу 2-го партизанского отряда, под командованием штабс-капитана Гротто-Слепиковского. Еще одно место боёв в Уртайской долине, что в верховьях реки Найбы отпало само по себе, так как туда добраться было невозможно, по причине того, что «дорогу» идущую по склону сопки одновременно являющуюся бортом долины, лет пять назад напрочь смыло. Японцы возбужденно переговаривались, было видно, что их переполняли эмоции. Вообще, как я узнал потом от моего друга Наоки Амано, для историка в Японии, считается самым крутым побывать самому в тех местах, где происходили те или иные исторические события. И каждая такая поездка для историка-японца великое событие.

2СПГ в Пригородном (Мерея)

3Монумент японскому десанту храма Мерея-дзиндзя

3Монумент японскому десанту храма Мерея-дзиндзя

3Камень «Тюхонхи» храма Мерея-дзиндзя

5Синъити Фумото, историк, специалист истории Сахалина и Курильских остров в период Эдо и Сергей Первухин у полой камеры, где хранились списки погибших японских пехотинцев, а на постаменте стоял камень «Тюхонхи» (показавшим верность)

Пока мы ехали в направлении озера Тунайча, я через переводчика не торопясь, создавал у японцев комплекс неполноценности, рассказывая об экосистемах Сахалина, о которых в силу их исторической специализации они не знали. Закрепить этот комплекс в головах пришлось с помощью доступных примеров из истории, на которых я доказал силу советского системного подхода к различным событиям, фактам и объектам. Постепенно мой рассказ плавно перетек в обсуждение проблемы русско-японских отношений. Как всегда, это обсуждение закончилось выяснением того, кто был первым в открытии острова. Японцы начали вспоминать о первооткрывателе Карафуто — Мамия Риндзо, который задолго до Невельского топтал Сахалин и даже к Амуру вышел. Конечно, попробовал бы он не выйти, как минимум пришлось бы харакири делать.

Я же отстаивал ту точку зрения, при которой не имеет никакого смысла говорить об открытии острова, когда на нем жили испокон веков аборигены, а японцы и русские, маньчжуры и китайцы, да и куча других этносов и национальностей были «пришлыми». Соответственно раз и японцы и русские «пришлые», о чем мы тут вообще спорим? О том, кто из нас быстрее открыл остров, на котором уже жили аборигены?

Другое важно, кто на последнем отрезке истории успел захватить этот остров, не считаясь с тем, что здесь уже живут нивхи, айну, уильта. Ведь и Российская и Японская Империя, как и любые империи, имели свойство расширяться, поглощая новые территории.

В самый разгар обсуждения, я японцам заявил, что их интересы на Сахалине были равносильно интересам на Дальнем Востоке вообще и ни чем не отличались по своей значимости от интересов в Китае, Корее или скажем островов Тихого океана. Просто вектор был один — расширение Империи, которую нужно было кормить. Желательно рисом.

Расширение это началось давно, как только стало понятно, что полей для выращивания риса мало, население растет, а кушать хочется. И если поначалу можно было использовать «внутренние резервы», за счет пограничных территорий (Сахалина например), то потом и этого стало мало. Под внутренними резервами я имел ввиду повышение урожайности риса на тех же полях, за счет удобрения, завозимого с Сахалина. Это удобрение называлось тук, и делали его из сельди, которая в огромном количестве подходила к берегам Сахалина. Повысив, на какое-то время, урожайность риса на 37% японцы частично проблему решили, но это была лишь отсрочка во времени. Кушать хотелось постоянно.

Пока мы с японцами дискутировали на эту тему въехали в Корсаков. На Тунайчу есть несколько дорог. Самая хорошая идет на Охотское, через нее можно выбраться на северный берег Тунайчи. Но место последнего боя партизанского отряда находится в юго-восточном углу озера и добираться до него нужно через Корсаков, а потом через озеро Большое Вавайское и по извилистым лесным «дорогам» водораздела Муравьевской низменности пока дорога не исчезнет в болотах окружающих самое большое озеро Южного Сахалина.

2Карта маршрута

Я уже не раз писал о достопримечательных объектах этой дороги в материалах по Корсакову, Озерску, Буссе, поэтому делать их описание и повторяться не буду, они есть в соответствующих рассказах. По маршруту до Вавайского озера можно насчитать около 20 объектов периода Карафуто.

2Последние метры асфальта

7Залив Анива, таким же славным солнечным деньком, 113 лет назад появились около сотни кораблей японского десанта

1СПГ в Пригородном (Мерея)

1СПГ в Пригородном (Мерея)

2СПГ в Пригородном (Мерея)

Мы ехали с остановками, японцам было все интересно, поэтому часто останавливались, для фотографирования, ждали отстающих, опять ехали, пока не добрались до Муравьевской низменности. Поселение Озерское, стоящее на границе низменности с одной стороны, с другой подпирается горным массивом, с севера Большим и Малым Чибисаном, а с юга заливом Анива. Озерское, возникшее как Чиписанский военный пост, уже к 1875 году утратило свое значение и превратилось в почтовый станок, промежуточную станцию, на пути в Муравьево.

7Мыс Юнона и г. Юнона, очень японцам не нравится, так же как и рок-опера «Юнона и Авось» Рыбникова

8побережье между мысом Юнона и Озерским

Здесь и находилось место дислокации 2-го партизанского отряда штабс-капитана Гротто-Слепиковского. К началу высадки японского десанта в Мерее, а это всего 14 км к западу от Чиписани, отряд из 190 человек «квартировал» здесь. Незадолго до его высадки, часть отряда (50 чел.) отправилась с поручиком Мордвиновым на мыс Крильон, и отряд потерял в численности. Обращает внимание, то, что 168 человек из отряда были ссыльнопоселенцами и ссыльнокаторжанами. Вот с этого момента я всегда удивляюсь. Это я про отношение людей к Родине, которая их осудила, сослала на край земли, можно сказать к черту на кулички, заставила терпеть муки всякие, а они еще стали на защиту этой Родины. Конечно, часть ссыльнокаторжан сделала этот выбор «корысти ради», была надежда, что в рядах ополченцев «зачтется». Один год в дружине равнялся двум годам срока отсидки. Но были и такие, которые пошли на защиту Родины осознанно. Я нигде не нашел, знали ли они, что японцы их в плен брать не будут. Думаю, знали, ведь такую информацию японцы распространяли для дезорганизации, через тех же айну.

В день высадки японцев отряд Гротто-Слепиковского спешно ушел в тайгу к западному берегу Тунайчи, где были припрятаны реквизированные кунгасы и на них в самый дальний угол озера, на песчаную косу, в район устьевой части реки Серёжка. Там же весь месяц и находились, окопавшись и построив партизанскую базу. Там же встретили противника, там же и погибли.

5Вид на оз. Тунайча с перевала на мыс Великан. Тунайча справа, в этом углу находилась партизанская база, вторичная лагуна (бывший залив Тунайчи) оз. Свободненское

Мне кажется, гибель большей части партизанских отрядов на Южном Сахалине была предрешена изначально. Ставка на долговременное сопротивление силами партизанских отрядов на острове было ошибочна. В случае со 2-м партизанским отрядом, это просто удивительно. Отряд продержался 35 дней и его последний бой стал предпоследним боем русско-японской войны, шедшим уже на нашей территории.

Сахалин оказался мышеловкой для партизанских отрядов, несмотря на наличие сложного рельефа и непроходимой тайги. Группы в 150–175 человек не такие уж незаметные в тайге. Да и к тому же кто их учил быть незаметными, диверсионных школ они не заканчивали. Можно даже сказать, что эти факторы и препятствовали маневрированию отрядов, заставляя придерживаться их долин рек, где их и перехватывали японцы. Кроме этого айну, помогали японцам обнаруживать партизан и служили у них проводниками. Да что айну, сами русские поселенцы, не вошедшие в дружины, сдавали собратьев. По одной информации именно ссыльнопоселенцы по фамилии Фролов и Фомичев «сдали» второй партизанский отряд, указав японцам их расположение. Хотя, если честно, то там и сдавать было нечего — сильно прятаться не прятались, нужно было готовить пищу, а дым от костра с головой выдавал позиции отряда.

Единственный партизанский отряд не попавший в плен и не погибший на поле боя, под командованием капитана Быкова, вышел в Николаевск и был сохранен им, только за счет того, что Быков понял, что на южном Сахалине вероятность остаться в живых равна нулю и нужно прорываться, изматывая японцев засадами и ловушками, на север, сохраняя людей. Как ему это удалось, я расскажу позже, а мы вернемся на берег Тунайчи, где выполняя приказ «держать Сахалин до последней кровушки» (при этом как можно дольше) разместился отряд штабс-капитана Гротто-Слепиковского.

Добраться до Тунайчи с юга, сложно даже сейчас. Когда существовал леспромхоз в Пихтовом, о котором я уже писал, были неплохие леспромхозовские дороги. За дорогами следили, грейдировали и еще в начале 90-х годов по ним можно было добраться до Тунайчи, без всяких проблем. После развала и агонии лесозаготовительного предприятия, Пихтовое постепенно вымирает, дороги никому не нужны и даже жители Корсаковского района отдыхающие на Большом Вавайском озере, испытывают огромные трудности для того, чтобы добраться и там отдохнуть. До поворота на Пихтовое, откуда остается несколько километров до поселка, дорога еще неплохая, то дальше таковой ее назвать уже очень сложно. Мы сейчас вплотную подобрались к тем местам, где понятия становятся условными. Одно из них, мост через реку Вавай. Мост — это две больших металлических полосы переброшенные с берега на берег, каждая из которых живет своей отдельной металлической жизнью.

3«Мост» через р. Вавай

4река Вавай, до впадения в озеро 150 м.

2река Вавай справа от «моста»

6Аконит сахалинский — страшно ядовитое растение

А дальше начинается «дорога», которую не ремонтировали еще с периода существования леспромхоза. Дорога, каких много на южном Сахалине — деревянная! Ряд выровненных стволов лиственницы укладывали друг к другу, и сверху засыпали грунтом, который разравнивали и утрамбовывали. При регулярной грейдировке, полотно становилось надежным и хорошо держало машину. Сейчас в понижениях дороги разбитые участки ощетинились разбитым основанием, дыры пытаются забросать деревом, а потом проехать. Проезжают. Даже вот такие Короллы и Калдины. Проехали и мы, завернув на озеро Вавайское, влево от основной дороги.

2Дорога вокруг озера

3дорога к озеру

5Дорога к озеру

Было тепло, солнце и крепкий ветерок создавал на озере волну, бившуюся о песчаный берег. Вода в Вавайском темная, имеет характерный торфяной оттенок. Это от того, что большая часть рек и ручьев, прежде чем попасть в озеро протекает по болотам. Но не сомневайтесь это очень чистая, ни чем не загрязненная вода.

3Песчаный пляж озера

8

2Оз. Большое Вавайское, вид на запад.

4Массив Юнона

6Оз. Большое Вавайское, вид на юго-запад. Массив Юнона

4Оз. Большое Вавайское, вид на юг, на песчаную косу заросшую лесом и отделяющую озеро от залива Анива

Большое Вавайское озеро, с яп. Вааи-ко (с яп. Вааи — озеро гармонии и любви) — самое большое пресное озеро на острове Сахалин. Площадь акватории равна 45,3 км², площадь водосбора 174 км². Длина береговой линии 38,8 км, максимальная протяженность 10 км. Средняя глубина озера — 4,2 м, максимальные — 8,4 метра. Объем воды в озере 188 млн.м3. В озеро впадает 17 разноразмерных водотоков, самыми крупными из которых являются реки Вавай, Шлюзовка и Северянка. Вавайское озеро по происхождению — бывшая морская лагуна, отделившаяся от моря около 3,2 тыс. лет назад.

7Оз. Большое Вавайское, вид на юго-восток

4Оз. Большое Вавайское, вид на юго-восток

5Оз. Большое Вавайское, вид на юго-восток

3Оз. Большое Вавайское, вид на юг

5Оз. Большое Вавайское, вид на юго-запад.

Вавайское озеро лишено водообмена с морем, хотя и связано с ним посредством Малого Вавайского озера, проток и лагуны Буссе. Гидрологи относит Вавайские озера к группе стоковых озер (сток из них больше испарения). Для годового хода характерны высокие уровни стока в весенне-летний период, обусловленные наполнением котловин талыми и дождевыми водами, и низкие — в летнее и зимнее время; отмечается также осенний дождевой паводок. Амплитуда годовых колебаний уровня составляет 50–80 см. Отличается от других озер Чибисано-Вавайской системы наибольшей изрезанностью берегов. Котловина заполнена серыми и черными илами, ближе к берегу илы сменяются песчаными грунтами или, в отдельных местах, щебнем, гравием либо галькой. Берег озера увалистый, покрыт тайгой, к воде выходят в основном кустарники, типа шиповника тупоушкового и бузинолистной рябины. И тот и другой вид просто замечателен. Из шиповника делают, варенье и мармелад, сушат на зиму для чая, рябина идет на варенье и используется для настоек. Это кустарник, совсем другой вид рябины, и она в отличие от рябины обыкновенной не имеет горечи.

3Дерен канадский — фоновое растение Сахалина

5Кедровый стланик — фоновое растение Межозёрья

1Трутовик

3Берега озера, разнотравные луга

4

1Хадзимэ Иманиси, почетный профессор Коммерческого Университета Отару, Хоккайдо, кореянка, имя в памяти не сохранилось (к сожалению), антрополог, родилась в Японии, Наоки Амано, доктор исторических наук, доцент Университета Ямагата. Тема исследований – история Карафуто, южной части Сахалина, которая с 1905 по 1945 год входила в состав Японии и Сергей Первухин, б/у доцент кафедры геомониторинга, к.г.н., Технического нефтегазового института СахГУ

6

Японцам озеро понравилось (или они сделали вид, что понравилось). Перевод названия с японского (Вааи — озеро гармонии и любви) их удивил больше всего, так как они и предположить не могли, что русское название происходит от японского топонима. Мы останавливались в двух местах, в том числе у речки Шлюзовка, откуда дорога уходит на север к Тунайче. Накормив японцев рябиной, шиповником и черникой (ели они их с опаской, а потом долго прислушивались к тому, что в японском желудке происходит), и двинулись дальше в сторону водораздела.

3Дорога на водораздел