Скородное – семь дворов

Скородное – семь дворов

Сегодня 14:16

Липецк — Россия
Июль 2013
Заметки о Данковском районе

3 7

Не совсем просто объяснить почему так поразил меня тот день и я хочу рассказать о нём особо. И село Скородное, что мы посетили предпоследним, не совсем понятно чем так проняло. Как иногда бывает, сложился комплекс причин, каждая из которых по-отдельности мало что даёт. Но все вместе производят синергетический эффект!

  • Во-первых, началось лето и эта полевая работа радовала после рутинного городского существования самим фактом постоянного пребывания на природе. Это моё ощущение легко поймут геологи, археологи и просто путешественники.
  • Во-вторых было тепло, но не сильно жарко, ночами не холодно. А значит кочевое существование было не в тягость.
  • В-третьих, Данковский район Липецкой области, где в таком интенсивном режиме посещения каждого населённого пункта я был впервые, радовал множеством полноводных рек с глубокими долинами. Ну, не люблю я «степь да степь кругом», дай глазу зацепиться за что-то вертикальное! А здесь местами прямо как на Западном Кавказе. Только на Кавказе реки поуже.
  • В-четвёртых, координаты скважин водоснабжения, которые мне надлежало обследовать, были заданы очень неточно, с округлением до минут. А одна минута по меридиану — это 1800 м! Ну-ка, попробуй при этом отыскать дырку в земле, часто в кустах или заваленную мусором. Так это же натуральный геокэшинг! Тут без смекалки и даже шестого чувства не обойтись. Кому как, а я получал от этого такое же удовольствие, как старатель от найденного самородка.
  • В-пятых, хотя чаще всего я старался действовать незаметно для местных жителей чтобы лишний раз их не беспокоить, но совсем без общения с ними было невозможно. А это повод для интереснейшей психологической игры. Как быстро найти человека, который может тебе помочь и сделать так чтобы он захотел тебе помочь? Ведь к чужаку, который рыскает в поисках скважины, из которой они пьют воду, люди всегда относятся с опаской.

В тот первый июльский день работа началась поздно. Хотя и выехали спозаранку, дорога до Данковского района заняла три часа. По шоссе Р126 Ефремов-Рязань прежде проехали через Красивомеченский каньон.

4Каньон на Красивой Мече у Шилово

Это живописное место сразу настроило на приподнятый лад. И настроение не испортилось даже когда затем долго пробирались через совершенно разбитый асфальт на трёхкилометровом участке между Тульской и Липецкой областью от Шилово до Грекова Хутора. Видимо чиновники обеих областей считают границу ничейной землёй.

План на день был обследовать крайний запад Данковского района — населённые пункты в 10-километровой полосе, ограниченной с востока Птанью — левым притоком Красивой Мечи.

1 / 4  Карта района работ. Уровень 12

Первым делом заехали в самый ближний по ходу угол Данковского района. Такие глухие места не хочется оставлять на потом. Жизни в них почти нет, скважин мало, а дороги плохие и в другой раз, например, при плохой погоде забираться в эту далёкую глушь будет тяжко.

Самый юго-западный угол светился на карте моего навигатора единственной точкой — скважиной в хуторе Ковыльский. Свернув с шоссе проехали первым делом село с оригинальным названием Хорошие Воды. Оставили его на обратный путь и поехали дальше. Грунтовка была приличного качества и вела прямо снова к Красивой Мече, служащей в этом месте границей между районами и даже областями. Кроме рыбаков не могу представить кому эта дорога может быть ещё нужна, так как мостов поблизости нет, а по сторонам большие овраги.

2Рыбацкая дорога

Подъезжаем к точке скважины. Точнее пробираемся по грунтовке и оказываемся метрах в трёхстах от неё. Всё, вылезаем, дальше пешком. Кстати, судя по карте находимся прямо посреди хутора. Вот, как этот хутор выглядит на самом деле.

3На месте хутора Ковыльский

Скважина, как подсказывает навигатор, прячется в тех берёзках. Видимо эти цветы — одичалые остатки чьего-то палисада, а за околицей была скважина. После недолгого блуждания в дебрях нахожу руины ничем не прикрытого прямоугольного колодца, вмещавшего прежде устье скважины, а также срезанный пенёк от водонапорной башни. Всё брошено и не ликвидировано. Но места навевают совсем не грусть. Природа позаботилась о том чтобы следы человека быстро и изящно были укрыты буйной растительностью.

Возвращаемся в Хорошие Воды. При обратном движении по той же грунтовке освещение изменилось и мы даже остановились чтобы поснимать виды, на которые не обратили внимание прежде.

1 / 24 Дорога в Хорошие Воды

Вот, кстати, познакомьтесь, водонапорная башня Рожновского — наиболее заметный (но не самый главный) компонент водоснабжения села.

2Башня Рожновского 25 м³

Легко возводится (и утилизируется), неприхотлива, морозоустойчива. Названа по имени Антона Александровича Рожновского. Талантливый инженер, изобретатель и организатор он во время войны и сразу после восстанавливал разрушенные железные дороги, а с 1951 проводил масштабные работы по организации водоснабжения сельского хозяйства, за что и получил в 1978 году премию Совета Министров СССР.

Грибообразная форма башен Рожновского и необходимость постоянно искать их на местности сформировала у нас в то лето азартный стиль поведения как на «тихой охоте»: нашёл — обрадовался!

Кстати, в Хороших Водах вода плохая.

Дальше были многочисленные сёла, длинной чередой следовавшие вдоль Птани. Описывать каждую остановку не стану. Конечно всюду были красивые виды, сохранившиеся на фотографиях. Проводя обследования успевал и панорамы живописные снимать, но это был только общий антураж, формировавший приятное настроение, но не больше.

Вот несколько видов, у находящихся бок о бок сёл Петровка и Петропавловка.

1 / 6  Панорама Покровки и Петропавловки

Кто заметил башню Рожновского на втором снимке — молодец. У меня-то рефлекс сразу сработал.

А вот рапсовые поля вокруг села с жизнеутверждающем названием Плахово и приличного качества грейдер до села с более приятным слуху дохристианским названием Ярославы.

1 / 43 Рапсовое поле

Были водонапорные башни и иной конструкции. Те, что мы для себя именовали «пепелац».

2Самодельная водонапорная башня в Плахово

Такие самодельные резервуары обычно делают жители небольшой удалённой части села, хутора, ради которых никто не хочет строить стандартную водонапорную башню, а их собственных средств не хватает. Ведь башня Рожновского сто́ит сейчас от 150 тыс. руб. Плюс доставка и монтаж…

День, между тем, давно перевалил за половину. Мы начали спускаться всё ближе к Красивой Мече. Вот ещё пара фотографий из другого села, единственного из посещённых нами в тот день, которое носит свой статус обоснованно. Ведь если нет церкви, пусть и разрушенной, то это никакое не село, а деревня. Орловка же — село, известное с 1748 года, и сейчас немаленькое, дома в нём побогаче выглядят, чем в округе. Церковь — Покровская, 1880 год.

1 / 22 Орловка. Руины конца XIX века и руины конца XX века

Наконец, настала очередь села Скородное. Тогда и началось самое интересное в тот день. Мы попали в сокровенный мир параллельной жизни. Но не так-то и просто оказалось туда попасть!

Скородное располагается, даже судя по карте, в медвежьем углу. Зажата с одной стороны Красивой Мечей, с другой — Птанью. Дорога одна и та грунтовая, в общем, — тупик. Но делать нечего, одна скважина там значилась, надо ехать. Задал навигатору цель на неё и поехал.

От Орловки по прямой всего 3 км, но навигатор сразу погнал меня в какую-то глушь. И так неширокая дорога, сжимаясь с боков дикими кустами и деревьями, становилась всё у́же. Ехать становилось труднее с каждым метром, но я проявлял настойчивость до тех пор пока не заметил, что навигатор потерял спутники и водит меня по лесу кругами. Видимо слава Ивана Сусанина не давала ему покоя. Ладно, думаю, выберусь назад на дорогу, поищу другой путь.

Вернулся почти к Орловке, потом отъехал подальше от того съезда, куда навигатор заслал меня в первый раз, и снова указал цель на скважину. Маршрут построился совсем другой. Но и на нём повторилась та же проблема — навигатор потерял спутники и опять вспомнил про поляков под Москвой. Думаю, нет, так блуждать негоже, надо подстраховаться и узнать у кого-нибудь как же тут люди ездят.

Вернулся в Орловку, нашёл группу деловых с виду мужичков на улице, спросил дорогу до Скородного. Они сказали, что в все дороги, по которым я пытался проехать, в действительности и ведут в Скородное. Просто такие тут дороги… Ладно, и в третий раз предпринял я штурм этого леска. Просто старался держать одно направление невзирая на причуды навигатора.

Наконец деревья расступились, и мы выехали на относительно открытое место. Это так только говорится, а в действительности машину обступали бурьяны выше неё самой и видно было не далее чем на 10 метров. Однако по некоторым приметам я понимал, что это и есть село Скородное. То там, то сям виднелись одичавшие плодовые деревья, явно стоявшие когда-то в чьих-то садах. Но от домов не осталось и фундамента.

И вдруг заросли стали чуть пониже и нашему взору предстала картина, которая заставила тут же остановиться.

4Скородное. Вознесенская церковь. 1802

Посреди необузданной дикости, почти без видимых следов пребывания кого-либо, стояла большая церковь. Она показалась нам, лишённым возможности сопоставить её с чем-то соразмерным, просто огромной. Позабыв про скважину, бросились фотографировать. Церковь несла на себе весьма заметные черты беспощадного времени и ненужности людям, однако сохраняла ещё былое величие и торжественность.

4Вид с юга

Построена церковь была в 1802 году местным помещиком Михаилом Алексеевичем Яблочковым. А в 1930 году, став зернохранилищем, начала разрушаться.

По архитектурному устройству — редкий среди деревенских церквей тип храм-корабль и тем перекликается с другой столь же примечательной Казанской церковью в Стрешнево. Попасть внутрь легко — дверей-окон нет.

1 / 2  Колокольня и главный вход

Росписей не сохранилось. Висящее на стене распятие указывает однако на то, что кто-то в церковь всё же ходит.

Тем временем вечерело, вышли искать скважину. Но навигатор повёл через размытую дамбу пруда на другую сторону оврага. В таком случае обычно стараюсь не лезть на рожон и ищу местных. Но где они, аборигены? Вокруг сплошные заросли, жилья не видно. Поехали по едва заметной среди высоченных бурьянов колее искать живую душу.

И вдруг мы снова остановились как вкопанные! После очередного поворота колеи, раздвинув боковыми зеркалами нависающие стебли, мы выбрались на сказочную, как мне тогда показалось, полянку. Это была небольшая круглая лужайка-холмик диаметром метров 15, покрытая нежно-изумрудной травкой. Посреди стоял крохотный аккуратный домик, общитый тёсом и выкрашенный во всевозможные яркие цвета. Ну, все эмали, что были в хозяйственном магазине, красовались на нём: зелёные стены, красные окна, синие двери…

Вокруг домика по лужайке двигалась примечательная парочка. Впереди — маленькая старушонка, энергично толкающая перед собой большую газонокосилку. Следом за ней — маленький старичок, подающий провод. Лужайка и без того была ровно подстрижена, но они методично обходили её кругами, видимо имея в этом одно из немногих среди этой глуши развлечений.

Я бы долго ещё смотрел на эту лубочную картинку, но надо было узнать у них и про скважину. Тут, как водится в подобных случаях, мне пришлось выдержать первую испуганно-агрессивную реакцию: «Ходят тут всякие, а потом на скважине счётчики пропадают!» Но, включив всё своё обаяние и дар убеждения, переключил её в следующую, жизнеописательную стадию: «Лишь в семи домах ещё кто-то живёт в Скородном да все пенсионеры. Самый молодой из них — одинокий отставной военный — за старшего, следит за церковью. Среди представителей власти приезжает только уазик из данковского водоканала проверить счётчик и выставить непомерный счёт за воду». И так далее…

Выждав терпеливо, когда жизнеописательная стадия дойдёт до насыщения, выяснил дорогу до скважины. Оказалось, что так они, старички, через эту разрушенную плотину и ходят включать-выключать насос. Расписано дежурство и каждый двор раз в неделю отвечает за общую воду. Сегодня был не их день, поэтому они принялись ухаживать за своим любимым газоном.

Простившись радушно с хозяевами, пошли и мы по едва заметной тропинке. С другой стороны пруда открылся живописный вид на церковь и один из скородненских домов, который прежде мы не замечали.

1 / 34 Вид от пруда

Дальше тропинка шла через давно не кошенный луг к скважине, так надёжно укрытой в лесу, что даже водонапорная башня не выдала бы её.

1 / 21 Тропа к скважине. Водонапорная башня охраняет подступы

Всё, миссия выполнена, можно было уезжать из этого удивительного места, заброшенного и неухоженного, но притягательного благодаря полному слиянию с природой. Большая церковь, растущая как прекрасная, но увядающая лилия среди сорных трав в забытом саду, потрясала своим величием. Удивительные старички при сказочном домике, преодолевшие свой страх перед чужаком и поведавшие все свои беды, остались в памяти как представители параллельного мира.

Немного жалко, что не осталось фотографий крохотного домика с его крохотными обитателями. Но я даже и не думал брать фотоаппарат чтобы не разрушить с таким трудом добытое доверие.

Думаю, что закономерностью оказалось та лёгкость, с которой мы нашли обратную дорогу из Скородного в Большой мир.

Как это ни странно, но до того как останавливаться на ночлег, мы попали в ещё одно напрочь глухое место — деревню Красное. И даже успели обследовать там скважину. Но это совсем другая история…

1 / 34 Почти крепость – руины коровника над долиной Птани у Красного

Лагерь разбили на берегу Птани у слияния её с ручьём, вытекающим из балки Суры. Всю ночь тихо журчала река, плавно текущая под пологом высоких деревьев и это был единственный звук, различимый сквозь палаточный тент…