«Сопли» по Дали

«Сопли» по Дали

Вчера 19:33

Фигерас — Испания
Октябрь 2013

9 17

У жены определенно есть талант. Каждый год перед отпуском она разыгрывает одну и ту же сценку и каждый раз она вызывает у меня удивление, недоумение и радость. Месяца за два до отпуска она начинает разговор о том, как мы весь год жили, вроде бы все шло неплохо, но вот теперь у нас, случайно, залежалась энная сумма денег, она просто не знает что с ней делать, но, если я не против, можно без серьезного ущерба для семейного бюджета потратить ее на отпуск. И вновь удивление от неожиданной новости, недоумение — откуда столько денег и радость от предвкушения очередной авантюры. Определенно талант.

Октябрь 2013 года. К этому моменту курорты Краснодарского края изъезжены нами с женой вдоль и поперек, да и под занавес сезона туда не очень-то и хотелось. Серьезной альтернативы сочинскому направлению на Родине не было. Крым еще не был НАШ. Сомневаюсь конечно, но мне кажется, что по той же причине валюта и турпоездки за границу стоили тогда, по теперешним меркам, просто копейки. Райские времена для всех кому не сидится дома и не рассаживается на даче. Деньги есть — едем за границу.

Хозяйка турагентства, женщина с прекрасными глазами, цвета которых не помню и на которых никак не мог сосредоточиться из-за сногсшибательного декольте, перелопатив все, что было в загашниках ее компьютера, помогла взвесить все «за» и «против» и определить направление. Едем в Испанию. Выбирать отель и номер я доверил жене, чем избавил себя от муки удерживать взгляд на глазах турагентши, который периодически срывался вниз, что, по-моему, забавляло ее, привыкшую к подобной реакции мужчин.

Время до поездки пролетело незаметно и вот уже чартер Москва-Барселона распихали по автобусам и повезли по отелям. Нас привезли в отель Hotel Best Da Vinci Royal расположенный в небольшом курортном городке Салоу. Чтобы мы не сильно заскучали на отдыхе, отельный гид от туроператора посетила нас уже на следующий день. Продавщица экскурсий посетовала на то, что уже конец сезона и не на все экскурсии, обещанные туроператором, удастся попасть, но если у нас есть время можно покопаться и подобрать что-нибудь. Мы согласились на подождать, покопаться и подобрать, от чего, у уставшей за сезон гидки, слегка потух взгляд. Валюта стоила смешных денег, и мы не жадничали. Третья, купленная нами экскурсия, гидку оживила. Впарив нам билет в Порт Авентура, местный аналог Диснейленда, и поездку в Андорру, девушка уже была откровенно весела, но мы поинтересовались, нет ли у нее еще чего-нибудь. Девушка слегка зависла, порылась в бумагах и неуверенно спросила: «Может Дали? Ну, это художник был такой». Накануне я так обрадовался приезду в Испанию, что мое лицо утром явно не соответствовало ее представлению о ценителях прекрасного и, поняв, что Дали, скорее всего не вариант, снова начала рыться в бумажках. Но в нашем отеле на завтрак подавали шампанское и к этому моменту я уже вполне созрел и до Дали.

Очень рано утром, по курортным меркам, экскурсионный автобус собрал по Салоу полусонных ценителей искусства и повез из города. Девушка-экскурсовод зачитала анонс программы поездки и предложила поспать до первой туалетной паузы. Через полтора часа, после небольшой остановки и перекура, мы расселись по местам и экскурсоводша начала рассказ.

Любое повествование нечасто захватывает и привлекает внимание с самого начала. Я, не совсем отошедший ото сна, думал о чем-то своем и любовался на проезжаемые красоты испанской глубинки, поэтому детства, по моим воспоминаниям об экскурсии, у Сальвадора Дали не было.
2

2

Позже я все-таки восполнил имевшиеся у меня в памяти пробелы в его биографии и узнал про маленького капризного мальчика, родившегося вторым ребенком в семье нотариуса из испанского Фигероса. Сальвадор родился после смерти старшего брата и родители, пережившие ужасную утрату, баловали и опекали ребенка сверх меры. У меня, воспитанного ремнем, поддерживающего и даже слегка практиковавшего этот древнейший педагогический метод, к воспитанию ребенка только при помощи пряника — смешанные чувства. С ремнем ребенок был бы не так капризен, но получился бы гений?

К молодости Дали я окончательно проснулся и рассказ экскурсовода начал откладываться в голове. Энергетика молодости всегда бодрит, и воображение начало синхронно рассказу рисовать картинки моментов рождения, становления и достижения пика творческой карьеры гениального художника. Экскурсоводша, как «браток» из 90-х, вставляла в рассказ имена уважаемых и известных людей, что, в моих глазах поднимало статус и самого Дали. Федерико Гарсия Лорка, Поль Элюар, Пабло Пикассо, смутно представляю кто это, но имена на слуху, точно уважаемые люди. Не совсем внятные упоминания о возможных нетрадиционных сексуальных пристрастиях пошатнули было растущее уважение к художнику, но появилась Гала.

2

2

Дали уводит жену у друга. У друга — не хорошо, но увести — это дерзкий поступок. И вновь сомнения. Засранец или орел? Но, Гала была русской — русскую надо было уводить, я же увел. В Фигерас я приехал окончательно запутавшись. Ладно, посмотрю картины — пойму, что там за гений такой.

Перед осмотром экспозиции дома-музея Сальвадора Дали экскурсовод провела нас вокруг здания, рассказала его историю, показала могилу художника, разъяснила, что символизируют некоторые скульптуры и композиции, после чего отпустила в самостоятельное плавание по музею.

5

3

6

Осмотр мы начали с портрета Линкольна. Потрясающая оптическая иллюзия. Мы как дети ходили взад-вперед и каждый раз в картине находили что-то новое, что ускользнуло перед этим. Осмотр остальных экспонатов проходил по тому же сценарию: подход и общее впечатление, затем пристальный осмотр и поиск подвоха. Дошло до того, что Людмиле показалось, что одна из статуй на нее оскалилась. Мы поняли, что мозг перегревается и пора закругляться.

4

5

4

3

7

6

3

3

3

3

3

Время, отведенное гидом, заканчивалось, а мы еще не выполнили обязательную сувенирно-магнитную программу. Спустившись улицей ниже дома-музея, мы пошли бродить по лавкам. Я пытался переварить увиденное, а Людмила искала, что бы купить такого памятного, что могло бы нам напомнить о Фигерасе. Магазин израильской косметики с дарами Мертвого моря показался ей наиболее подходящим вариантом. Я не стал вдаваться в подробности, как баночка с еврейским кремом будет у нее ассоциироваться с испанским художником, а Мертвое море с цветущим Фигеросом — на сегодня сюрреализма достаточно.

Из Фигероса автобус вез нас в деревню Пуболь, где Дали прикупил, по случаю, для своей любимой замок. Об этом и о том, как продолжалась жизнь художника в зрелом и преклонном возрасте продолжила свой рассказ экскурсовод. Мужик начал все больше дурить и нудить, чем творить. Приближалась старость, немощь и смерть. Закипавший у меня до этого мозг начал остывать, а восхищение от мощи гения-творца сменилось на легкую грусть и жалость к больному старику.

Я видел замки — они большие и высокие. То, что мы увидели в деревне Пуболь, в моем понимании на замок не тянет — мелковат. У нас в провинции, у каждого непосаженого мэра города по Пуболю, а у посаженного — у его жены. Внутренние помещения замка угнетали. Комнаты казались темными, холодными и маленькими. Возникало ощущение, что пахнет не столько сыростью, сколько старостью и смертью. Пробежав на одном дыхании круг по замку, мы вышли в сад, который уже тоже не впечатлял. Возвращение в автобус было похоже на бегство, панацеей спасающей от угнетающего психику Пуболя.

3

3

2

2

3

4

2

На обратном пути экскурсоводша рассказала, как было разделено финансовое и культурное наследие Дали, что, сколько и кому досталось, и какие интриги этому сопутствовали. Я ее слушал в пол-уха, все больше отвлекаясь на пейзажи и погружаясь в собственные мысли. Скромные познания в формакологии не давали реальной возможности понять как и под чем было написано и сотварено все то, что я в этот день увидел, что было не только увидено, но и, похоже, мною оценено как нечто невиданное ранее. В голове возникали и сменялись картины шальной молодости художника, восхождение на Олимп к известности и славе, зрелые годы и признание, старость, одиночество и мрачный Пуболь.

Номер в отеле — дом родной. Людмила аккуратно вскрывала баночки с еврейскими кремами и тестировала на себе, чтобы сразу рассортировать, что оставить себе, а что пустить на подарки. В холодильнике безнаказанно замерзал недавно прикупленный в Андорре беспошлинный вискарь. Он и Дали не давали мне покоя. Хорошая русская традиция глушить все непонятные впечатления, эмоции и переживания алкоголем. Ну, за Дали!