Ярославская «кругосветка». 4 — Проездом — посёлок Красный Профинтерн

Ярославская «кругосветка». 4 — Проездом — посёлок Красный Профинтерн

Вчера 10:12

Ярославская область — Россия
Июль 2018

17 17

Ярославская «кругосветка». 1 — Годеново и Великое

Ярославская «кругосветка». 2 — К Толге по Волге

Ярославская «кругосветка». 3 — Самая красивая деревня России

После Вятского мы направились в посёлок Красный Профинтерн. Ничего себе название! Особенно в сочетании с главной завлекалочкой — домом заводчика Понизовкина в стиле французских средневековых замков.

Дорога недлинная, всего 18 км, из Ярославля сюда дольше ехать, так что эти два места — Вятское и Красный Профинтерн — лучше связать одним маршрутом.

Место выглядит, конечно, интересно: на почти безлюдном берегу Волги, рядом с небольшой пристанью,

2

и вокруг не то что чисто поле, но… руины бывшего здесь когда-то предприятия.

3

Особняк красивый. Такая архитектура довольно редко встречается в России. Как правило, подобные фантазии позволяли себе крупные предприниматели в конце 19 — начале 20 вв., когда классические архитектурные формы стремительно стал вытеснять «бесстыдный стиль — модерн» (В. Брюсов, 1909 г.).

5

Каких только фантазий при строительстве особняков не позволяли себе предприниматели в начале 20 века! Достаточно вспомнить дома водочного короля Смирнова и золотопромышленника Стахеева, фантазийные проекты особняков Бахрушина, Рябушинского и многих других. Да и в первом рассказе из серии «Ярославская «кругосветка» мы уже имели удовольствие полюбоваться особняком Локалова в селе Великое, автором проекта которого был сам Шехтель!

3

Да что купцы! Сам император Александр III не устоял перед соблазном и выбрал в качестве модели для своей резиденции в Массандре проект здания на манер французского замка.

3

Так что понять успешного и богатого заводчика Понизовкина, выходца из семьи крепостных крестьян, вполне можно. Знай наших!

А вот действительно, знай наших! Вспомните торговое село Вятское: стало оно большим торговым благодаря тому, что мужички выбились в купцы. Понизовкины в этом деле преуспели. Задолго до отмены крепостного права (в 1839 г.) Никита Петрович Понизовкин открыл свой первый паточный завод, а в 1846 году уже имел достаточно средств, чтобы выкупить всю свою семью из крепостной зависимости у ярославского помещика полковника Ф. П. Глебова-Стрешнева. Я думаю, денег на это отдано было немеряно, потому что иметь постоянный оброк с успешного растущего производства не в пример выгоднее, но, видимо, куш был велик, и деньги отданы сразу, и помещик не устоял.

3

Не перестаю удивляться одному обстоятельству. Купечество в нашей литературе 19 века, да и начала 20-го, редко изображали положительно. Достаточно вспомнить пьесы Островского — «тёмное царство», да и только. Кстати, и Некрасов, у которого неподалёку, в селе Грешневе, было имение, как-то лягнул владельца паточного завода, выведя его в своем произведении («Горе старого Наума») этаким эксплуататором:

Науму паточный завод
И дворик постоялый
Дают порядочный доход.
Наум — неглупый малый:
Задаром сняв клочок земли,
Крестьянину с охотой
В нужде ссужает он рубли,
А тот плати работой… —

Постепенно «завеса», навязанная советским воспитанием, приоткрывалась. Батюшки, да ведь все известные (и малоизвестные) предприниматели — и вышеперечисленные, и глубокоуважаемый Павел Третьяков, и Рукавишниковы, и многие-многие другие — выходцы из крестьян. Это их руками создавалась экономика Российской империи, и, кстати, не самая плохая. Куда всё делось, что случилось с «умным и бодрым» нашим народом? Правильно, 70 лет отбивали руки, и это удалось.

Однако вернёмся к особняку. О том, кто проектировал «замок», известно мало. Какие-то источники указывают, что автор неизвестен, в каких-то называют некоего Николая Лермонтова, но, кроме имени, информации нет. А хотелось бы. Особнячок у него получился — игрушка!

1

«Замок» построил внук Никиты Петровича, Никита Андреевич Понизовкин, в начале 1910-х гг. К этому времени унаследованное им производство выросло в разы. Журнал «Вестник Европы» в 1870 году среди самых крупных химических производств России в Ярославской губернии называл ТОЛЬКО ОДНО ПРЕДПРИЯТИЕ Понизовкиных. Отец Понизовкина, бывший владельцем завода в 1898—1908 гг., занялся техническим перевооружением производства, внедрил паровые машины вместо машин на конной тяге, улучшил конструкцию картофелетёрочных установок. На территории завода находились водокачка, баки для нефти, сараи. Между заводом и Ярославлем в 1890 г. была установлена телефонная связь, а в 1900-м пришло электричество. Увы, процветавшее даже в советские годы крахмально-паточное предприятие, попав в 1990-е в неумелые руки частного предпринимателя, было загублено. В начале 2000-х всё оборудование, вплоть до железнодорожного пути от завода до Ярославля, было разобрано и сдано в утиль. Заводские корпуса сейчас представляют душераздирающее зрелище.

1

Печальной была и участь дома Понизовкина. Несмотря на то что в здании разместили не склад или что-нибудь подобное, а клуб и школу для поселковых ребятишек (помните в Великом детский дом в шехтелевском особняке Локалова? Так что лозунг «всё лучшее детям» здесь тоже не был пустым словом), никто не задумался над тем, что неправильная эксплуатация здания (воздушное отопление было заменено паровым) приведёт к его быстрому износу. В 1987 году построили новую школу, всё, что ещё представляло историческую ценность, вывезли в ярославские музеи, судьба остального тоже наверняка не секрет. Всё, что осталось — старые балясины, ржавые инструменты, счёты с косточками и прочую мелочь демонстрируют в одной небольшой комнате как музейные экспонаты.

«Реставрацией» дома Понизовкина занялся новый хозяин. Правда, он вовсе не собирался поднимать завод, о чём остаётся только сожалеть. Уж, наверно, время такое, что развлекательный или торговый центр отстроить выгоднее (или удобнее, приятнее), чем заниматься производством. Новый хозяин, Тигран Казарян, в 2009 году приобрёл территорию бывшего заводского посёлка Красный Профинтерн (до 1945 года — Гузицыно), чтобы открыть парк-отель. А территория большая. Удобнее рассмотреть её на макете, который находится в одном из помещений недореставрированного «замка».

1

1

Как видите, действительное пока значительно отличается от желаемого. Не знаю, как идут дела у парк-отеля, но, несмотря на то что было воскресенье, особенного наплыва посетителей не замечено. Может быть, потому что «замок» не мыслится хозяевами самостоятельным туристическим объектом? Вы не найдёте здесь отдельного входа, экскурсбюро или хотя бы тётеньки с билетами. Вход на территорию и оплата экскурсии (200 р.) через завсклад, через директор магазин, через товаровед трактир. Мы потом там обедали, ибо больше негде, если не поели в Вятском. Вкусно, меню с приятным кавказским акцентом.

2

Выход на территорию буквально «через заднее крыльцо» трактира. Нам повезло, мы успели догнать недавно начавшуюся экскурсию. Ещё повезло с экскурсоводом: местная жительница, она училась в поселковой школе, которую после революции разместили в доме Понизовкина, а потом там же работала учителем.

Официально датой окончания восстановительных работ был назван 2016 год. По этому случаю 5 мая 2016 года с концертом был приглашён Юрий Башмет. Однако, рассмотрев материалы тех лет в интернете, да и отзывы на Туристере, я не увидела существенного прогресса за последний год. Внешний лоск не гарантирует порядка внутри. Денег на это, конечно, надо оень много, поэтому после быстрого ремонта здания снаружи внутри он продвигается супермедленно. Если интересно, можно найти рассказы наших туристов об этом месте, написанные в прошлом году, и сравнить фотографии — разор внутри каким был, таким и остался.

1

Пока мы ходили за экскурсоводом, в здании было слышно, как кто-то бьёт молотком. Пара рабочих. Я преклоняюсь: воскресенье, а они работают. Или работают только они, если за год не видно никакого движения?

А в прежние времена, судя по крошечным осколкам былой роскоши, было на что посмотреть.

3

1

Отделка почти не сохранилась, однако особенности изящной архитектуры эпохи модерна не скроешь. Чего стоят эти световые «окна»! И у Стахеева, и у Смирнова в московских домах, да и в других, наверно, тоже были зимние сады, но нигде я не видела такой изящной планировки стеклянных плафонов, как здесь.

3

Чего стоит плавный, почти шехтелевский изгиб лестницы! Она восстановлена из бетона (вряд ли при Понизовкине она была бетонной!).

1

Частично отреставрировали вестибюль, декорированный в египетском стиле. Но такое впечатление, что за год не продвинулись ни на сантиметр.

2

Зато во время экскурсии можно выйти на балкон, полюбоваться на реку. И заодно на большой белый шатёр на берегу для желающих отобедать на свежем воздухе (через дорогу от трактира).

1

2

После экскурсии у нас было время для того, чтобы побродить по территории, хотя все интересные здания расположены компактно, и особенно долго гулять не пришлось. Внимательно рассмотрели декор портала, мимо которого промчались, спеша за экскурсоводом. Представляете, какой был вход в поселковую школу!

3

Обошли дом Понизовкина вокруг. Как и положено модерну, полная асимметрия. Задний фасад совершенно не повторяет деталей переднего. С тыльной стороны хорошо видна стеклянная кровля над зимним садом.

2

2

Прошли мимо здания бывшего заводоуправления, расположенного совсем рядом с домом хозяина.

3

Смогли не на бегу, а не торопясь рассмотреть дом рядом с «замком», построенный в совершенно другом стиле, больше похожий на терем. Как сказала экскурсовод, в нём жила семья брата Никиты Понизовкина Андрея.

2

3

Территория довольно большая и неухоженная.

2

Красиво, что и говорить, но постоянно преследовало какое-то странное чувство. Не было ощущения прикосновения к истории, которое обычно возникает при посещении старых особняков. Здесь нет тепла, нет души, нет любви, которая и сподвигла бывшего владельца особняка на строительство именно такого дома (ещё один, точно такой же, он начал строить в Крыму, однако революция не дала осуществиться его желанию), одна красивая оболочка. Иногда руины трогают больше. Что не так?

1

Теперь, после некоторого размышления, могу сформулировать. В этом рассказе я избегала слова «реставрация». Потому что это не реставрация, а чистой воды ремонт. В чём разница? Реставрация — это восстановление качеств предмета по возможности близко к первоначальным. Реставрации обычно предшествует большая исследовательская работа, подбор материалов, максимально близких к «родным». Ремонт — это всего лишь восстановление рабочего состояния.

Вряд ли строительно-промышленная группа «Ташир», которая занималась восстановление дома Понизовкина, опиралась на научные исследования. Основным направлением деятельности «Ташира» является строительство и управление коммерческой недвижимостью. Опа! Пазл сложился.

Новый хозяин на территории бывшего завода строит парк-отель. Дом Понизовкина ему нужен, чтобы разместить в нём дорогой отель. Отсюда и пластиковые окна, и плитка вместо облицовочного кирпича, и огромные батареи центрального отопления, которых, если вы помните, при Понизовкных быть не могло. И уж, конечно, восстановления исторических интерьеров вряд ли стоит ожидать, ведь нужно, чтобы состоятельным постояльцам было удобно и дорого-богато.

Ну что ж, хозяин — барин, его право решать, что делать со своей собственностью. Спасибо, что восстановил и сделал евроремонт. Это здорово украшает волжский берег, да и глазу приятно. Природа кругом — на пять с плюсом. Самое место для парк-отеля.