5 знаменитых книг о Сицилии, которые нужно прочитать перед вашими сицилийскими каникулами

  • Марио Пьюзо «Крестный отец», оправдывая сицилийскую мафию в Америке, и представить себе не мог, что читатели превратят его произведение в настоящую библейскую истину. Фразы из «Крестного отца» цитируются на многих языках, и если во времена Цицерона требовалось прочтение Платона, то сейчас из уст в уста звучит: «Я сделаю тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться». Книга значительно отличается от фильма. В книге больше эмоций и совсем иная коннотация. Наш Дон Корлеоне выступает в роли некоего благородного героя, который запрещает торговать наркотиками на собственной территории и прощает врага за убийство сына. А так ли оно было на самом деле?

  • Томазо ди Лампедуза «Леопард» — прекрасный женский роман о жизни сицилийской аристократии, где подробно и неспешно описываются будни сицилийского принца. Все его существование направлено на то, чтобы в жизни ничего не менять, каждое его движение — этот подтверждение прошлого «эго», увы, самим принцем не созданное и даже не культивированное. Томмазо ди Лампедуза писал этот роман для своей «русской» жены, мечтая в каждой строчке, что она предастся всем прелестям сладкой жизни, возвеличив мужа до Бога. Романтик! Сердце её рвалось в парижскую кипучую круговерть. Принц Леопард отправляется к жрице любви и возвращается совершенно разочарованным: «Ах, эта бедная женщина показала мне все, что имеет за 8 минут, а моя прекрасная супруга — у нас трое детей… я даже не видел её пупка». Принц закрывает глаза и засыпает. Вот его идеал жизни, женщины, себя! Неудивительно, что в 19 веке на Сицилии насчитывалось больше носителей знатных титулов, чем в Англии и Франции вместе взятых.

  • Луиджи Пиранделло, лауреат Нобелевской премии за вклад в мировую литературу. Он стал олицетворением легкого сицилийского жанра иронии 20 века. Лично дружил с Альбертом Эйнштейном, которой даже приезжал на Сицилию. Пиранделло приходит в литературу из-за денег и ради денег, проблемы в бизнесе заставили его заняться графоманией: каждая строка его произведения эфемерна и эмпирична. Лично я просто обожаю его прекрасную фразу на все времена и в любом языковом контексте: «Как много в этой жизни встречаешь масок, и как редко попадаются лица». Он завещал себя кремировать и прах рассеять в собственном саду.

  • Джованни Верга — основатель веризма, правдивой литературы. Он описывал национальные проблемы через призму простых обывателей. Верга жил на рубеже веков и пережил трагическую революцию Гарибальди и объединение Итальянских административных образований в единое государство. Его самое известное произведение «Сельская Честь» стало вдохновением для одноименного оперного произведения Пьетро Масканьи. В итальянском варианте звучит как «Каваллерия Рустикиана» — правдивая история о провинциальной жизни, любви и чести.

  • Сальваторе Квазимодо, писатель и поэт, выдающийся переводчик. Благодаря его интеллектуальному старанию мы и по сей день читаем евангелие от Матфея на современном итальянском языке. Погруженный в высокий герметизм, он состоял в Итальянской Коммунистической партии и посетил СССР, где попал с Боткинскую больницу с осложнениями в работе сердечно-сосудистой системы. Пару лет назад его сын продал ценнейшую Нобелевскую премию отца на аукционе за скромную сумму в сто тысяч евро — это первая история продажи премии на аукционе. «Я наполняюсь бесконечностью», любил восклицать Квазимодо. Он хлопотал за Анну Ахматову, готовя её поездку в Таормину на Фестиваль, переводил её стихи. Анна почти ничего не исправила в переводе, единственное, оставила слово «тишина» на русском языке.

  • Книга-Бонус.

    Перенесемся в недалекое прошлое, в огненный 18 век, в период жизни некоего уроженца города Палермо, Иозефа Бальзамо, более известного для нас как Граф Калиостро. Калиостро был не просто великим мистиком, мистификатором и авантюристом, он ещё и прекрасно писал. Самое занятное его произведение «Египетский устав Мицраима». Бальзамо появился из ниоткуда и в никуда канул, зато прожил яркую и интересную жизнь. Теперь каждый сицилиец с фамилией Бальзамо считает себя графом и возможно потомком великого авантюриста. Учился он в церковной школе города Кальтаджироне, прилежно изучал биологию и химию, проявил себя как талантливый, но, увы, неусидчивый студент. Он бросает школу за несколько месяцев до получения дипломной грамоты и отправляется в Университеты Жизни.