Эксперты рассказали о минусах и плюсах «Стратегии развития туризма»

Правительство России утвердило «Стратегию развития туризма в России до 2035 года». На рынке пояснили, что этот документ значит для отрасли.

Стоит отметить, что это уже третья подготовленная туристическими властями «Стратегия». Документ не является финансовым, бюджетным или иным государственным обязательством — это программа, включающая в себя экономическое исследование, аналитику и оценку разных сценариев — с госфинансированием и без. Стратегия лишь определяет индикаторы, к которым должны стремиться органы управления в сфере туризма, она призвана стимулировать принятие конкретных решений. Ее нельзя рассматривать в отрыве от государственных программ, национальных и региональных проектов, законов, регулирующих отдельные виды деятельности.

Участники отрасли обратили внимание на те целевые показатели, которые декларируются в «Стратегии» — по мнению многих, они недостижимы. Например, валовая добавленная стоимость туриндустрии, по идее авторов документа, к 2035 году должна вырасти в пять раз. В то время как с 2012 по 2017 гг. ее доля в валовом продукте РФ увеличилась всего на 0,8%. К. Звучит несколько неправдоподобно, однако ряд экспертов уверены, что показатели условны, они — не самоцель. «Все эти проценты и индикаторы не имеют прямого отношения к реальной жизни. Мы же не живем внутри презентации со стрелочками и графиками. Что действительно важно — это финансирование госпрограмм и нацпроектов, создание туристической инфраструктуры, возможности государственно-частного партнерства и концессионных соглашений, т.е. стимулирование негосударственного сектора и создание условий для развития туриндустрии», — отметил учредитель юридического агентства «Персона Грата», бизнес омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере туризма в г. Москве, Георгий Мохов. По его мнению, «Стратегия» — это путеводная звезда, то, к чему следует стремиться, а то, как это сделать, — это уже следующий шаг. Сейчас рынок ждет принятия Федеральной целевой программы развития внутреннего и въездного туризма, в ней должна появиться конкретика.

Из плюсов документа г-н Мохов отметил, что «впервые появилось определение „экологического туризма“ и „экологической нагрузки“. Теперь при развитии нормативов, подзаконных, региональных программ есть на что опираться, это облегчает процесс дальнейшего создания государственных программ и развития отдельных направлений в туризме».